RSS подписка
Реклама

 
Медицина » Детская патопсихология » СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА В АЛКОГОЛЬНОЙ СЕМЬЕ


Для того чтобы выжить в семье, отягощенной алкогольной зависимостью, ребенок должен выработать соответствующие установки и нормы поведения. Поскольку такая семья дисфункциональна, сформировавшиеся у ребенка установки и формы поведения будут дезадаптивными.
Исследования показывают, что для детей алкоголиков риск заболевания алкоголизмом исключительно высок. Так, по данным разных авторов, частота алкоголизма встречается до 86,7% у сыновей и до 25% у дочерей, родители которых злоупотребляли алкоголем (День за днем в Ал-Аноне, 1993, с. 7). Такой же высокий риск и в отношении заболевания наркоманией. Так, изучение наследственности больных наркоманией показало, что у них 35,8% родственников (первой степени родства) злоупотребляли алкоголем. Это в три с лишним раза превышает самые высокие данные о распространенности алкоголизма в популяции – от 2 до 10% (День за днем в Ал-Аноне, 1993, с. 11).
Однако алкоголизм и наркомания не исчерпывают всех проявлений дезадаптивного поведения детей из алкогольных семей. Психопатии, аффективные нарушения, пограничные психические расстройства, отклонения в личностном развитии и девиантное поведение (от делинквентного до криминального) – вот перечень последствий социальной ситуации развития ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью. Естественно, что часть этих последствий может быть обусловлена влиянием генетических факторов, а часть – системой воспитания в этих семьях.
Своеобразие воспитания детей в алкогольной семье определяется ее дисфункциональностью. Причиной дисфункциональное™, как уже отмечалось, является то, что все вертится вокруг алкоголя: отец зависим от него (психически или уже и физически), а мать созависима от алкоголизма отца. Социальная ситуация развития ребенка в такой семье, естественно, выступает как производное от поведения и настроения родителей, от их проблем. Рассмотрим основные факторы, влияющие на формирование личности ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью.
11.2.1. Секрет семьи
Тот факт, что отец злоупотребляет алкоголем, является большим секретом семьи. Жена скрывает это не только от внешнего мира, но и всеми силами старается скрыть от детей, особенно пока они еще маленькие и, как она считает, ничего не понимают. Всем своим поведением, иногда словами, а чаще невербально (мимикой, жестами, интонациями) мать дает понять, что дети не должны «выносить сор из избы», что не следует кому-либо рассказывать о том, что происходит с отцом. Подрастая, дети начинают задавать вопросы, поскольку все плохое в семье, связанное с алкоголизмом отца, скрыть невозможно. Но мать никогда не обсуждает с детьми эту проблему семьи. Даже слово такое – «алкоголизм» – не произносится, поскольку мать, будучи созависимой, не признает отца больным. Если, например, ребенок спрашивает, почему вчера папа пришел так поздно, почему он кричал и ругался, а мама плакала, то чаще всего он не получает ответа. «Не думай об этом, все нормально», «Не вмешивайся в дела взрослых, ты еще мал», – примерно так отвечает мать.
Постепенно, наблюдая, как мать выгораживает отца, как она все время обманывает окружающих, скрывая его пьянство, ребенок привыкает к тому, что ложь, увертки – это обычный элемент жизни. Он все больше приучается к тому, что взрослые говорят одно, а делают другое. Например, отец все время дает обещания: жене – что бросит пить, сыну – что пойдет с ним на рыбалку, и т. п., но так никогда этого и не выполняет. Мать требует, чтобы сын всегда говорил правду, но когда он однажды решил посоветоваться с ней, можно ли рассказать учительнице, что он не выучил уроков, потому что они ушли с мамой от пьяного папы на весь вечер в кино, то мама очень испугалась и сказала, что напишет в школу записку, будто у сына болела голова.
Очень рано дети начинают понимать, что пьянство – это позор, что люди осуждают пьяниц, смеются над ними. Поэтому дети всеми силами стараются скрыть то, что их отец пьет. Это объясняется не только тем, что ребенок любит отца, что поверить в «плохого папу» – выше его сил. Даже если ребенок уже ненавидит отца, он скрывает его пьянство, поскольку стыдится этого, считая, что пятно позора лежит на всей семье. Потому дети не могут говорить откровенно о своей семье ни с друзьями, ни с учителями. Ребенок боится, что над ним будут смеяться, станут дразнить или осуждать его, или хотя бы жалеть. Даже мысль об этом вызывает у него жгучий стыд. Отсюда возникают трудности в общении: ребенок в напряжении ждет момента, когда кто-то из друзей скажет: «Давай сегодня поиграем у тебя». Поскольку никогда неизвестно, придет отец домой пьяным или трезвым, то пригласить к себе друзей – слишком большой риск быть разоблаченным и униженным.
В жизни алкогольной семьи так много всего построено на лжи, что ребенок начинает терять ориентацию, ему трудно понимать, что же вокруг реально, а что нет. Наблюдая постоянное несоответствие между тем, что происходит в доме, и тем, что ему говорят, дети начинают не доверять тому, что видят, слышат и чувствуют. Отрицание происходящего носит почти навязчивый характер. Это происходит потому, что легче отрицать действительность, чем посмотреть правде в глаза. Вся семья будто играет в игру: «Давайте притворяться, что все хорошо, давайте все плохое спрячем и так защитимся». Несмотря на весь ужас происходящего, слово «игра» тут, действительно, подходит больше всего. Потому что серьезное отношение означает признание своего бессилия перед алкоголем и обращение за помощью.
11.2.2. Непредсказуемость, страх и тревога
В алкогольной семье атмосфера характеризуется хаосом, непредсказуемостью. Постоянства нет ни в чем: ни в поведении родителей, ни в границах дозволенного, ни в заботе о ребенке (как физической, так и во внимании, эмоциональной близости), ни в реакции родителей на поведение детей.
Каждый раз, возвращаясь домой, ребенок мучается плохими предчувствиями. Он никогда не уверен в том, что зас танет дома: пришел уже отец или нет? Трезвый он или пьяный? Ссорятся (дерутся) ли они с мамой или мама уже ушла, хлопнув дверью? Никогда не зная, что сегодня его ждет, ребенок ощущает безысходность. Ему не хочется идти домой, он допоздна гуляет по улицам, оттягивая этот момент. Но ожидание того, что вот-вот дома случится что-то страшное, не покидает его: «Если я не иду домой, то я похож на крысу, убегающую с тонущего корабля. Как они обойдутся без меня? Я им нужен», – думает ребенок, волнуясь за своих близких.
Ссоры, конфликты (а то и драки) между родителями действуют на ребенка психотравмирующе. Постоянно наблюдая, как родители пререкаются, спорят, шумят, провоцируют друг друга, дети сначала тяжело переживают это. Неважно, из-за чего произошла ссора. Ребенок, особенно маленький, ищет решение проблемы внутри себя. Он склонен считать, что ссора произошла по его вине. Отчаянно стараясь примирить самых дорогих ему людей, ребенок предпочитает, чтобы лучше родители ругали его, но только вместе, дружно. Поэтому некоторые дети неосознанно стремятся к тому, чтобы их наказали, чтобы родители объединились (пускай хоть в негодовании) по поводу их плохого поведения.
Конфликты, ссоры, агрессия и насилие тоже являются секретом семьи. Прямо, а чаще косвенно, мать дает понять ребенку, что об этом нельзя никому рассказывать. Даже если ребенок был бит своим пьяным отцом, он обычно скрывает это, поскольку ему стыдно за поведение отца. Так может продолжаться долгие годы. Напоминаем, что мать, будучи сама созависимой от алкоголизма мужа, не в состоянии реально оценить ситуацию. Поэтому она не обсуждает с ребенком этих проблем.
Необходимость постоянного переживания негативных эмоций и невозможность признаться кому-либо в своих бедах, чтобы хоть немного облегчить душу, приводит к тому, что чувства ребенка как бы «замораживаются». Появляется своего рода эмоциональная тупость, которая притупляет боль. Без этого просто не выжить. «Замораживанию» чувств способствует и то, что в алкогольной семье вообще не принято выражать свои эмоции. С самого раннего детства ребенок слышит: «Не реви!», «Не злись», «Что ты тут хохочешь? А ну, потише!», «Отстань, не мешай мне», «Не путайся под ногами!» и т. д. Привыкнув к такой реакции со стороны родителей, сын или дочь перестают чувствовать потребность в том, чтобы поделиться горем или радостью, успехами, интересными наблюдениями, открытиями, да и просто приласкаться, почувствовать нежность, тепло самых близких людей. Душа ребенка ожесточается, черствеет, он так и не обучается, как можно понять состояние другого человека, сочувствовать ему, сопереживать. Привычка скрывать свои чувства приводит к тому, что во взрослой жизни такие дети не только не умеют выразить свои переживания, но и вообще как бы отказываются от них, боятся их, стремятся уйти от ситуаций, где затрагиваются их чувства.
11.2.3. Альтернирующее воспитание. Неконгруэнтность в общении
Эмоциональная недоступность родителей, отсутствие нежных, теплых взаимоотношений с ними, необходимость подавлять свои чувства и скрывать собственные переживания усугубляется еще и тем, что в алкогольных семьях доминирует альтернирующее воспитание в сочетании с неконгруэнтностью в общении.
Непостоянство, непредсказуемость и хаос, царящие в семье, обусловливают отсутствие четких ограничений для ребенка. Детям трудно усвоить, как надо себя вести, поскольку их поступки оцениваются не объективно, а под настроение родителей, которое, в свою очередь, зависит от состояния алкогольных проблем. Например, отец, когда трезв, внимателен к сыну, что-то мастерит вместе с ним, чинит ему велосипед... Испытывая чувство вины за свое пьянство, отец в трезвый промежуток даже излишне снисходителен: разрешает прогулять школу, не ругает за «двойки», покупает конфеты. Однако, напившись, отец становится агрессивным, он с руганью прогоняет сына, который попросил ему объяснить задачку, может избить его за «двойку», за прогул уроков либо разбить тот же велосипед за то, что сын заступился за мать. Мама тоже бывает разной: иногда веселой, приветливой, все разрешает, а чаще напряженная, встревоженная, заплаканная, либо раздраженная и злая – тогда лучше к ней не подходить и вообще на глаза не попадаться.
Противоречивое поведение может содержаться даже в одном действии. Это бывает в случаях неконгруэнтного общения, т. е. когда слова не соответствуют интонации, движениям и другим средствам невербальной коммуникации. Например, ребенок со слезами прибежал к матери с жалобой на отца: «Ну что я плохого сделал, почему он накричал на меня?»– «Не плачь, ты хороший, уходи отсюда, иди погуляй во дворе», – отвечает мать, делая отталкивающие движения руками. Такое смешанное сообщение (mixed message), т. е. информация, несущая двойной смысл, ставит ребенка в тупик. Если бы мама прижала его к себе, расспросила, как было дело, разобралась вместе с ним в ситуации, объяснила, что к чему, а затем утешила, ободрила, сын чувствовал бы себя защищенным, любимым, нужным маме. Но когда она одновременно как &ы утешает, но в то же время отталкивает, гонит от себя, ребенок не знает, какой части ее сообщения верить. Он начинает думать, что мать на самом деле не любит его, что он ей в тягость и он никому не нужен.
Размытость, нечеткость границ, определяющих поведение ребенка, отсутствие традиций, норм и правил в семье, противоречивое отношение родителей – все это лишает ребенка твердой психологической почвы, стабильности, нравственных ориентиров поведения. Постоянное ощущение запутанности, разъединения с самыми близкими людьми, незащищенности лишает ребенка надежного фундамента, опираясь на который можно научиться познавать себя, принимать свободные решения, учиться преодолевать трудности.
11.2.4. Недостаток внимания к ребенку
В семье, отягощенной алкогольной зависимостью, ребенок постоянно ощущает недостаток внимания к себе. Действительно, мать, поглощенная мыслями о пьянстве мужа, отдающая всю свою энергию на сокрытие секрета семьи, на решение финансовых проблем, на хозяйственные домашние дела, редко имеет время и силы заняться ребенком. В лучшем случае, она следит за гем, чтобы сын или дочь были сыты, одеты, учили уроки, но ей некогда вникать в их проблемы, заняться вместе с детьми чем-то интересным, пойти с ними на прогулку, поиграть, повеселиться, просто посидеть и поговорить. В худшем случае, отсутствие заботы и внимания к ребенку становится стилем воспитания. Тогда вместо поддержки и доброжелательного интереса к себе со стороны родителей дети встречают либо раздражение, гнев («Ты все делаешь не так!»), либо равнодушное, незаинтересованное отношение («Хватит, иди отсюда, ты мне надоел»). Все это порождает у ребенка ощущение своей ненужности, он чувствует себя отвергаемым, нежеланным. У многих детей появляется навязчивый страх быть брошенным.
Страстное желание чувствовать заботу о себе, любовь родителей, оставаясь неудовлетворенным, порождает душевную ущербность ребенка. Маленькие дети часто начинают думать, что это они явились причиной всех бед в семье. Становясь старше, ребенок рассуждает примерно так: «Если бы не я, маме не пришлось бы столько работать, она не была бы такой усталой и измученной. Она вообще могла бы разойтись с отцом и жить себе сама, хорошо и спокойно, ведь сколько раз она говорила папе, что терпит все это ради семьи, чтобы у ребенка был отец». Так появляется чувство вины, неловкости за свое существование вообще. Дети могут испытывать вину как за пьянство отца, так и за двойственность своих чувств к нему – за смешанность любви и ненависти.
Пытаясь как-то найти выход из ситуации, ребенок думает: «Если бы я лучше учился, хорошо себя вел, то мама с папой меньше ругались бы между собой, тогда папа, наверно, перестал бы пить и все было бы хорошо». Некоторые дети, действительно, начинают изо всех сил стараться заслужить похвалу родителей. Они хорошо учатся, выполняют работу по хозяйству, заботятся о себе и о младших братьях и сестрах. По сути, такой ребенок берет на себя не свойственные его возрасту функции взрослого человека. Однако, видя, что все это никак не влияет на алкоголизм отца и даже не вызывает искренней признательности со стороны матери, ребенок испытывает горькое чувство крушения надежд. На самом деле, мать очень рада, что ребенок растет хорошим, она благодарна ему, но не умеет прямо и открыто выразить свои чувства – похвалить, обнять, поцеловать, – ведь ее чувства «заморожены». Наоборот, свыкшись с тем, что в ее жизни все плохо, она начинает указывать на недостатки в работе сына или дочери. Ребенок же чувствует себя раздавленным, опустошенным и ничтожным. Дети, с которыми обращаются так, будто они «ничто», начинают и сами себя воспринимать также. Ведь ребенок относится к себе так, как относятся к нему его близкие ему люди. Укоренившееся в сознании чувство вины, хроническая неудовлетворенность психологических (а то и материальных) потребностей, ощущение заброшенности, стыд за своего отца, который ребенок переносит на себя, – все это создает условия для формирования заниженной самооценки, неприятия образа «Я».
Сходство социальной ситуации развития ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью, еще не определяет единообразие личностных особенностей таких детей. Несмотря на то, что все дети подвергаются влиянию указанных выше воздействий со стороны родителей, они реагируют на это по-разному. В зависимости от типа нервной системы, от индивидуальных особенностей, характера, способностей у детей формируется различный стиль поведения.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 29-08-2012, 12:43 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.