RSS подписка
Реклама

 
Медицина » Детская патопсихология » ТИПЫ РЕАКЦИЙ ДЕТЕЙ НА АЛКОГОЛЬНУЮ СИТУАЦИЮ В СЕМЬЕ


В основе различных типов реагирования ребенка на обстановку в алкогольной семье лежит единая мощная потребность: обратить внимание родителей на себя, добиться их любви. Интуитивно ребенок чувствует, что препятствием на пути удовлетворения этого страстного желания является пьянство отца. Ведь чаще всего именно из-за этого мама с папой ссорятся, а тогда им уже не до ребенка. Поэтому дети всеми силами стараются сделать так, чтобы пьянство ушло из их дома, а родители жили дружно, и используют для этого различные способы. Потерпев крах, осознав тщетность своих надежд и усилий, они реагируют тоже по-разному.
В отечественной научной литературе, к сожалению, практически нет работ, посвященных процессу формирования личности детей в алкогольных семьях. Поэтому, излагая информацию об этом, мы в основном используем типологию, разработанную американскими учеными. Исследования В.Д. Москаленко (1991), а также наш опыт работы с детьми из семей алкоголиков показывают, что представленные ниже типы реагирования наблюдаются и у детей, выросших в условиях нашей культуры.
11.3.1. Проблемный ребенок, или «бунтовщик», «козел отпущения»
Проблемный ребенок точно соответствует обыденным представлениям о том, какими бывают дети из алкогольных семей. Это не значит, что таких детей большинство. Просто их проблемы у всех на виду. Их все ругают и «воспитывают» – от соседей и учителей до участкового милиционера. Трудновоспитуемый – привычное определение таких детей. Недисциплинированность, грубость, жестокость и наглость – вот черты подобных детей. В школе они плохо учатся, отлынивают от работы, легко попадают в асоциальные группировки, где вскоре начинают курить, употреблять спиртные напитки, наркотики. Если это девочка, то она, как правило, рано начинает половую жизнь, у нее могут быть беспорядочные случайные связи, незапланированная беременность. Почему так происходит?
Реакцию проблемных детей на алкогольную ситуацию в семье можно коротко охарактеризовать как бунт, протест против невыносимых условий жизни. Переживая стыд и страх, что окружающие могут раскрыть секрет их семьи, такой ребенок пытается скрыть свои чувства под маской грубого, вызывающего поведения. Агрессией и наглостью он как бы защищается от других людей, от их возможных (а точнее, воображаемых им) насмешек и подозрений.
Еще раньше, будучи малышом, такой ребенок чувствует невнимание к себе. По взглядам, прикосновениям матери, по ее настроению, а тем более по поведению огца он ощущает, что в доме что-то неладно. Это вызывает тревогу, эмоциональную напряженность. Подрастая, ребенок все сильнее переживает ситуации в семье, из-за своей заброшенности, отверженности. Невозможность высказать все это, необходимость подавлять свои обиды и гнев приводят к возникновению чувства протеста.
В то же время существующий в семье запрет на выражение чувств, отсутствие условий для формирования эмпатии детерминирует развитие жестокости. Таким детям нравится обижать младших, более слабых, мучить животных.
Самое печальное, что, сталкиваясь с осуждением взрослых, проблемный ребенок не пытается улучшить свое поведение. Он как бы нарочно совершает проступки, достигая этим сразу две цели: 1) привлечь к себе внимание родителей; 2) хоть на время помирить родителей, объединив их общим переживанием.
Вот какой пример приводит В.Д. Москаленко (1991).
Рассказал мне Павлик одну, на первый взгляд, пустячную сцену. Ему было тогда еще семь лет. За обедом собралась вся семья, что у них вообще редко бывает. И если бы потекла у них за столом общая беседа, если бы каждый почувствовал внимание к себе... Но мать пилила отца за вчерашнюю пьянку, отец оправдывался. На Павлика никто не обращал внимания. Тогда он пролил молоко на стол. Как он горячо уверял меня, стакан сам опрокинулся. Я думаю, что он пролил его специально. Впрочем, он мог опрокинуть стакан неосознанно, и тогда это все равно что нечаянно. Не имеет значения, как он опрокинул стакан с молоком. Важно то, какое это произвело действие на родителей. Они сразу перестали ссориться, обратили внимание на мальчика, оба поругали сына за неаккуратность. Ссора прекратилась! Цель достигнута.
Здесь показан механизм возникновения стереотипа «козла отпущения». На уровне подсознания у ребенка закрепляется связь: для прекращения ужасной ситуации в доме надо сделать что-нибудь такое, чтобы родители отвлеклись от проблем, связанных с алкоголизмом, и занялись воспитанием своего сына или дочери. Усвоив это, ребенок не боится совершать рискованные поступки, он ведет себя все более вызывающе, поскольку негативное внимание родителей для него все же предпочтительнее, чем чувство отверженности и заброшенности.
Родители тоже охотно включаются в эту игру. Когда сын или дочь дает повод для нападок, их внимание переключается с проблем семьи на проблемы ребенка. Так, например, отец утверждает, что пьет, потому что не может пережить позор дочери, которая родила в 15 лет. Отец с матерью становятся сплоченными, единодушно негодуют за доставляемые им неприятности. Сын или дочь как бы вбирает в себя все несчастья семьи, становится «козлом отпущения». Что бы ни делал такой ребенок, ему не избежать придирок, замечаний, критики и ругани родителей.
В свою очередь, дети, играющие роль «козла отпущения», делают все наперекор отцу и матери, злятся, грубят им. Этим они дают выход своему гневу, накопившемуся с самого раннего детства, за годы пережитых и переживаемых сейчас обид.
Сформировавшиеся стереотипы дезадаптированного поведения проблемный ребенок переносит и на внесемейное окружение. В детском саду его ругают воспитатели, в школе – учителя, во дворе – соседи. Хорошие дети не хотят с ним дружить. Ощущение, что его не любят не только родители, но и чужие взрослые, как бы «подливает масло в огонь». Он все больше чувствует себя социальным изгоем, все больше озлобляется и мечтает о мести. Только уличная компания таких же отверженных является единственным местом, где он чувствует себя родным. Мнение друзей становится реальным регулятором поведения. Вместе они чувствуют себя сильными и защищенными и теперь уже бросают вызов обществу, мстят всем и вся. В таких группировках дети рано начинают курить, употреблять спиртное, наркотики. Это и понятно, так как они просто не знают иных способов снятия психологического дискомфорта, повышения настроения и получения удовольствий.
Именно группа проблемных детей в дальнейшем дает наибольший процент алкоголиков, личностей с психопатическим развитием, правонарушителей и преступников.
11.3.2. «Клоун», «шут» или любимец семьи
Не все дети на условия жизни в алкогольной семье реагируют бунтом, протестом, вызывающим поведением. Ведь защитой от психотравмирующей ситуации может быть не только гнев, но и смех, юмор. Закрыть глаза на неразрешимые проблемы и непреодолимые трудности, свести все к шутке, отвлечься от неприглядной реальности розыгрышами и хохмами – это тоже защита. Жизнелюбивые, активные дети находят именно такой способ адаптации в алкогольной семье.
Вот как описывает поведение такого ребенка В.Д. Москаленко (1991):
... Когда родители уставали ругать старшего брата, они возвращались к своим проблемам. Тогда обстановка в доме становилась такой напряженной, что хоть ножом ее режь Валера, веселый бойкий мальчишка, не мог этого долго выдержать. Он не мог переносить молчание родителей, непреклонный и неприступный вид папы, заплаканные мамины глаза. Ему хотелось, чтобы всем было хорошо и весело. И он пытался это сделать как мог то вверх ногами станет, то рожу смешную скорчит, то анекдот расскажет. Родители рассмеются, и настроение в доме сразу станет хоть ненадолго светлей. Правда, бывало, что родители, наоборот, сердились на Валеру, говорили, что у него глупые шутки, что его выходки не к месту, но он не особенно от этого огорчался. Все равно его цель была достигнута: родители переставали ссориться и обращали внимание на Валеру...
Таков примерно механизм возникновения и упрочения защитной реакции ребенка по типу «клоун» на ситуацию в алкогольной семье. Обычно эту роль берет на себя младший брат (сестра), которого, в силу его возраста, долго не принимают всерьез и относятся снисходительно и добродушно. Такая роль может быть и у единственного ребенка, если к нему все еще относятся как к маленькому, хотя он уже почти подросток. Этот вариант развития обычно сочетается с импульсивностью как с основной характеристикой поведения. Такие дети не умеют сдерживать свои порывы, желания, они стремятся к немедленному удовлетворению потребностей. Если же это не удается, то психологическая зашита срабатывает на обесценивание предмета потребности, а переживание своего неуспеха нейтрализуется юмором, шуткой.
Пожалуй, в каждом классе есть свой «клоун», т. е. ученик, который привлекает к себе внимание шутовским поведением: дурачится на уроках, передразнивает учителей, всех смешит, подстраивает всякие хохмы, всевозможные оригинальные проделки. Учатся такие ребята неровно: если нравится предмет, есть настроение, то могут и на «пятерки», а если не хочется – то могут и вовсе забросить учебу.
Учителя, как правило, этих детей не любят. А за что их любить? Несерьезные, безответственные, несобранные, не знаешь, чего от них ожидать в следующий момент. Такие дети неспособны к длительному, волевому усилию, кропотливому упорному труду, они не хотят и не умеют преодолевать трудности.
Происхождение этих недостатков вполне объяснимо стилем отношений в алкогольной семье: отсутствием четкой регламентации поведения, размытостью границ дозволенного, альтернирующим воспитанием, наконец, неумением родителей преодолевать трудности и отвечать за свои поступки. Не имея перед собой примера адекватного поведения в ситуациях затруднения удовлетворения потребностей, ребенок не может научиться преодолевать трудности и находить продуктивный выход в решении жизненных проблем. Поэтому он предпочитает уйти от сложностей, закрыть глаза на неприятности и неурядицы, защититься смехом.
Однако, несмотря на то, что внешнее поведение таких детей кажется легкомысленным, беззаботным и веселым, на самом деле они испытывают тяжелые переживания. За шутовской маской скрывается душевная боль, тревога, гнев, жгучий стыд и страх быть разоблаченным. Ведь роль балагура, остроумного весельчака, первого зачинщика смешных проделок в классе ученик играет для того, чтобы никто не узнал секрет их семьи, и как плохо ему на самом деле.
Привычка уходить от решения проблем, скрывать свои истинные переживания, действуя как артист, с годами укрепляется все больше и распространяется на все сферы жизнедеятельности. Например, уже будучи подростком, такой ребенок пытается добиться желаемого не собственным трудом, активизацией своих усилий, а путем манипулирования другими.
... Когда выяснилось, что Валера прогулял более половины уроков по физике, учительница предупредила его, что поставит «двойку» в четверти и его не переведут в следующий класс. В первую минуту он был в ярости и смятении. «Этого не может быть! Она не должна так поступать со мной! Ну, я ей покажу! Я подстерегу ее где-нибудь за углом и она у меня получит!» – в отчаянии думал Валера Потом, поразмыслив, он вспомнил, что его старший брат, который именно так воинственно пытался решать свои проблемы, обычно мало что достигал этим. Окружающие осуждали его агрессивное поведение, а он не понимал, за что, считал себя правым и озлоблялся еще больше (надеемся, что внимательный читатель уже догадался, что старший брат Валеры относится к категории проблемных детей, т. е. играет роль «бунтовщика», «козла отпущения»)
Тогда Валера решил идти другим путем. «Я пойду к учительнице домой. Я упаду на колени перед ней. Я буду просить прощения за то, что пропустил столько Дроков. Я придумаю самые уважительные причины. Я разжалоблю ее, буду умолять, чтобы она поставила мне «тройку», –думал Валера... (В.Д. Москаленко, 1991).
Такое манипулятивное поведение может помочь Валере достигнуть желаемых результатов. Действуя подобным образом, он выйдет на какое-то время из затруднительного положения. Механизм действий здесь тот же, что и в исполнении роли «клоуна»: тогда он менял настроение родителей с мрачного на веселое, сейчас он хочет поменять настроение учительницы со строгого на снисходительное.
Однако такое поведение не может выручать вечно. Рано или поздно люди «ловят» такого «артиста» и разочаровываются в нем, перестают ему доверять и относиться всерьез. Это, в свою очередь, усиливает неадекватные реакции Валеры на жизненные трудности. Он начинает все больше жалеть себя и искать пути совершенствования манипулятивно-го поведения.
К сожалению, Валере не приходит в голову, что вместо придумывания всяких уловок следовало бы действовать иначе: спокойно и всесторонне рассмотреть ситуацию, оценить трудности и начать преодолевать их. Так, в примере с успеваемостью по физике адекватное поведение Валеры означало бы следующее: извинившись за причиненные неприятности, спокойно обсудить с учительницей создавшуюся ситуацию; разработать, советуясь с ней, программу, при помощи которой можно наверстать упущенное; интенсивно поработать в установленные сроки, усвоить необходимый объем информации, чтобы педагог имела основание поставить удовлетворительную оценку.
Но Валера не знает, каким должно быть адекватное поведение. Его этому никто не учил. У него не сформировано
чувство ответственности за себя и свои поступки, а значит, нет и навыка самоанализа и самосовершенствования. Поэтому, встречаясь с трудностями, он предпочитает уходить от проблем; сталкиваясь с негативной оценкой окружающих – оправдывать и жалеть себя, сваливать вину на других. Например, Валера может считать, что отец «не дает ему житья», командует им, придирается за то, что Валера не говорит «Доброе утро!», «Спокойной ночи», «Спасибо», ругает, когда Валера приходит домой после двенадцати часов ночи и т. д. При этом Валере невдомек, что в любой нормальной семье к детям предъявляются такие же требования. Он считает, что если уж отец пьет, то его, Валеры, недостатки вполне простительны. По сравнению с пьянством отца, это просто мелочи, на которые не стоит обращать внимания.
Таким образом, ребенок, реагирующий на обстановку в алкогольной семье по типу «клоун», «шут», вырастает человеком со сложным характером. Ему так же, как и проблемному ребенку, угрожает социальная дезадаптация. Импульсивность, безответственность, отсутствие навыков преодоления трудностей – все это часто приводит к фрустрации. Возникающие отрицательные эмоциональные состояния усугубляются тем, что подросток не умеет искать продуктивные выходы из психотравмирующих ситуаций. Поэтому, чтобы снять психологический дискомфорт, он чаще всего прибегает к «испытанному», с детства известному средству – к алкоголю или другим психотропным веществам.
Подростки данной категории легко входят в асоциальные группировки, где их любят за остроумие, шутки, где никто не требует от них ответственности, самокритичности и умения трудиться. Именно здесь они начинают курить, пить, употреблять наркотики, учатся зарабатывать себе на жизнь мошенничеством, воровством и другими противозаконными способами.
11.3.3. «Кроткий» или «потерянный» ребенок
К данной категории детей относятся те, кто, переживая ситуацию в алкогольной семье, как бы не имеет сил ни на протест (бунт), ни на то, чтобы пытаться повлиять на настроение родителей шуткой, юмором, неожиданным сюрпризом Это дети, которые не выдерживают эмоциональных перегрузок, постоянных в алкогольной семье, и как бы отключаются от реальности, уходят в мир фантазии, мечты. Такая реакция на длительную стрессовую ситуацию отмечается у детей со слабым типом нервной системы. Как показывают исследования, именно среди «кротких» детей из семей алкоголиков преобладают девочки.
Психологический уход от неприглядной действительности обусловлен тем, что ребенку легче жить в придуманном мире, чем в реальном. Он начинает фантазировать о том, какой прекрасной у них была бы в семье жизнь, если бы отец не пил, как родители относились бы друг к другу, если бы... как замечательно он подружился бы с отцом, если бы... как хорошо они с одноклассниками могли бы играть у него дома, если бы... Часто мечты касаются и будущего. Ребенок все время надеется, что вот-вот произойдет что-то или прий-дет кто-то – и сразу у них в семье все станет хорошо. Еще он рисует себе картины будущего, когда он вырастет, станет знаменитым, сильным, сделает что-нибудь выдающееся, за что все будут его любить и уважать. И тогда родители поймут, как были к нему несправедливы, и пожалеют о том, что совсем не обращали внимания на него, и скажут, наконец, что он им нужен и они его любят.
Мысленный уход из ситуации отражается и в поведении. Такой ребенок как бы старается «затеряться», уйти из поля зрения родителей. Он никогда не вмешивается в их конфликты (ссоры, драки), пытаясь защитить мать, как это свойственно «бунтовщику», ничего не предпринимает, чтобы снять напряженность семейной атмосферы, как это делает «клоун». Наоборот, «потерянный» ребенок чаще всего забивается в какой-нибудь угол и тихо сидит там часами с игрушкой, книжкой и своими мечтами.
Так же незаметно «кроткий» ребенок ведет себя и в школе. Он старается никому не причинить беспокойства и становится как бы невидимкой. Учителя не могут запомнить его имя и толком описать его внешность. Единственное, что могут педагоги сказать про такого ребенка, что он рассеянный и невнимательный.
«Эта Люда как будто спит наяву, – часто можно услышать от учителей. – Я объясняю урок, а у нее совершенно отсутствующий взгляд Задаю ей вопрос по теме урока, а она вздрагивает и испуганно смотрит ничего не понимающими глазами Начнешь ругать – молчит, а в глазах слезы» [В Д Москаленко, 1991)
Действительно, Люде трудно сосредоточиться, быть на уроке активной и внимательной. Необходимость волевого усилия, связанного с преодолением трудностей в усвоении нового учебного материала, вызывает у девочки психологический дискомфорт, что вполне естественно для каждого ребенка. Но если в нормальной семье ребенка учат преодолевать трудности и он заставляет себя работать, предвкушая успех, радость победы и похвалу родителей, то Люда неосознанно поступает совсем иначе. Столкнувшись в объяснении учительницы с чем-то непонятным или просто устав слушать, Люда не пытается сосредоточиться, не собирается напрягаться, а привычно уходит в любимый, такой знакомый и приятный мир фантазии.
Однако дети этой категории учатся неплохо. Это объясняется тем, что они боятся осуждения в свой адрес, не хотят доставлять родителям лишних хлопот. Именно эти мотивы (т. е. избегающая, а не достигающая мотивация) побуждают их учиться на приемлемом уровне. Достигать более высоких результатов они не стремятся потому, что боятся трудностей, и им, как и всем детям алкоголиков, свойственна заниженная самооценка. Чувство вины и стыда за поведение отца, за свое бессилие как-нибудь изменить ситуацию в семье, ощущение своей ненужности родителям, изолированности от всего мира детерминирует неприятие образа «Я». У «потерянного» ребенка возникает комплекс неполноценности, уверенность в том, что он хуже других, ущербный человек. Свое призвание видит в том, чтобы всем уступать, помогать, жертвовать своими интересами ради интересов других, по их мнению, всегда более важных и значительных людей, чем они сами.
Но в то же время, несмотря на свойственную «потерянному» ребенку тенденцию к самоустранению, изолированности, уходу в ирреальный мир, он глубоко страдает от одиночества, хочет иметь «родную душу» – человека, которому можно все рассказать, который его поймет, поддержит, а не осудит. Однако это желание чаще всего остается несбыточным, поскольку он не смеет, да и не может выразить своих чувств, стыдится своего порыва и боится выдать секрет семьи. Все это вызывает чувство безысходности, тоски. Такое подавленное настроение впоследствии приводит к депрессии, т. е. уже к болезненному состоянию, требующему вмешательства врача.
По мере взросления «кроткому» ребенку все реже удается уходить от трудностей жизни в мир мечты. Неумолимая реальность сильнее фантазии. Тогда, чтобы избавиться от психологического дискомфорта, он прибегает к искусственным способам зашиты – к курению, наркотикам, алкоголю. Не исключена также возможность и окончательного ухода из жизни: именно в этой категории повзрослевших детей алкоголиков чаще всего случаются суициды.
11.3.4. Ответственный ребенок, или «герой семьи»
Ответственный ребенок, или «герой семьи», не соответствует широко распространенным обыденным представлениям о том, какими должны быть дети алкоголиков. Серьезный, дисциплинированный, аккуратный и подтянутый, он производит впечатление хорошо воспитанного ребенка, которому родители уделяют много внимания. Такие дети хорошо учатся, добросовестно выполняют все требования и поручения учителей. Дома они делают значительную часть работы по хозяйству: убирают квартиру, моют посуду, ходят за продуктами, возятся с младшим братом или сестрой. И это тоже выполняют очень тщательно, стараясь сделать как можно лучше. Такие ребята очень ответственны – никогда не забудут купить хлеба, ни за что не опоздают забрать из садика сестренку. Поэтому мать с большей уверенностью поручает 10-летней дочери что-либо сделать по дому, чем ее взрослому отцу, на которого никогда нельзя положиться. Дети этой категории – большие труженики, они умеют мобилизовать свои силы и могут достигать значительных успехов в учебе, спорте, а затем и в профессиональной деятельности.
Что побуждает их вести себя таким образом? То же самое, что и всех детей алкоголиков: потребность в любви и внимании родителей и желание изменить жизнь семьи к лучшему. Эти ребята прилагают поистине героические усилия, чтобы поддержать более-менее сносное функционирование семьи и хоть в какой-то мере контролировать ситуацию в доме.
Очень много энергии дети этой категории тратят на сокрытие секрета семьи. Они постоянно начеку, следят, чтобы никто не догадался о поведении отца. Например, ответственный ребенок может целый день держать под контролем телефонные звонки, чтобы пьяный отец не успел раньше него взять трубку; караулить появление пьяного родителя во дворе, чтобы сразу увести его домой; прилагать недетские усилия, убеждая папу с мамой потише ссориться; встать на защиту матери, если отец на нее «подымет руку», и т. п.
Стараясь скрыть дезорганизацию семейной жизни, т. е. по сути, принимая на себя часть ответственности за семью (что полагалось бы делать отцу), «герой семьи» теряет детство. Он слишком быстро взрослеет, не успев насладиться беззаботностью, удовольствиями и развлечениями своего возраста. Такой ребенок рано утрачивает детскую непосредственность, веселость, легкомыслие и становится не по годам серьезным, вечно озабоченным, скованным и напряженным.
Стремясь заслужить любовь родителей, ответственный ребенок старается сделать все, чтобы порадовать их. Меньше всего думает о своих потребностях и интересах, но зато готов «в лепешку расшибиться», чтобы доставить удовольствие родителям, а затем и другим значимым взрослым. Жертвовать своими интересами ради других, значимых для него людей, напрягать все силы, чтобы заслужить похвалу – вот характерный стиль поведения «героя семьи».
Однако, все больше убеждаясь в том, что его усилия не приносят результатов (отец не бросает пить, мать не становится счастливее, проявлений внимания и любви к нему со стороны родителей не чувствуется), ответственный ребенок все сильнее испытывает чувство вины за свою несостоятельность. Он болезненно переживает сохранение алкогольной ситуации в семье, расценивая это как собственное поражение. Отсюда возникает чувство своей ущербности, заниженная самооценка, неприятие образа «Я». В его душе навсегда закрепляется чувство вины, стыда, обиды и гнева.
Казалось бы, в алкогольной семье воспитывается совершенно положительный, с точки зрения стороннего наблюдателя, ответственный ребенок. Он действительно выступает в роли «героя семьи», поскольку внешне его поведение идеально: он не доставляет хлопот, а, напротив, сам участвует в организации жизни семьи. Однако какой ценой это дается ребенку? В 10-12 лет взять на себя ответственность взрослого – непосильная ноша для детской психики. Став взрослым, ответственный ребенок сохраняет заниженную самооценку, продолжает считать себя никчемным человеком, который должен жертвовать своими интересами ради интересов других людей, которых считает более значимыми. Привыкнув брать непосильную часть ответственности на себя, он и во взрослой жизни позволяет другим взваливать на него все больше работы. Постоянно боится оказаться несостоятельным, болезненно переживает неудачи, старается все предвидеть и проконтролировать, чтобы не допускать ошибки. Даже успехи в работе не сопровождаются чувством удовлетворения, радости, спокойной уверенности в себе. Мешает сформировавшийся в детстве комплекс неполноценности. Дети этой категории и во взрослой жизни не умеют радоваться, получать удовольствие, чувствовать себя раскованными, счастливыми. Даже если в их жизни все идет благополучно, они продолжают оставаться напряженными, озабоченными, тревожными, слишком серьезными. Стереотипы, усвоенные в детстве, продолжают действовать.
Реакция на алкогольную ситуацию в семье по типу «герой семьи» обычно характерна для детей с сильным типом нервной системы и высоким интеллектом. Как уже говорилось, во взрослой жизни они часто достигают высокого уровня профессионального мастерства, больших успехов в работе. Именно они из всех детей алкоголиков чаще всего становятся фанатичными трезвенниками. Сложнее складывается их личная жизнь. Эмоциональная недоступность, скованность, негибкость, комплекс неполноценности – все это мешает установлению близких, доверительных отношений. Например, если такая девушка встречает на своем пути обаятельного, открытого, веселого человека, умеющего проявлять яркие глубокие чувства, она теряется, не может наладить с ним взаимоотношения. Не может понять и не знает, как нужно вести себя в подобной ситуации. Ведь в родительской семье она не видела взаимоотношений, основанных на доверии, понимании, эмоциональной поддержке, уважении к личности другого человека, сотрудничестве на правах партнеров.
Иное дело, когда такая девушка встречает парня, который приходит на свидание «выпивши». В этом случае девушка чувствует себя уверенно. Она тысячу раз видела эту ситуацию в своей семье, на примере отца. Неосознанно девушка еще в невестах начинает копировать поведение матери: контролирует поведение жениха, берет ответственность за него на себя. Не имея примера иного стиля отношений, такая девушка подсознательно стремится либо доминировать над мужем, спасая его, либо жертвовать собой. Именно мысль о том, что она нужна своему любимому, что он без нее пропадет, является основным мотивом поведения, поскольку «подпитывает» ее заниженную самооценку. Жажда ощутить таким образом свою значимость побуждает девушку повторить жизненный путь своей матери. Так уж устроен человек, что он лучше чувствует себя в знакомой обстановке и боится незнакомых обстоятельств.
Исследования показывают, что дочери из семей алкоголиков в большинстве случаев выходят замуж за тех, кто вскоре заболевает алкоголизмом. Круг замыкается. Более того, часто наблюдается и такая закономерность: если женщина, прожив несколько лет с мужем-алкоголиком, все же разводится с ним, то повторный брак также оказывается неудачным. Вроде бы «непьющий» (а точнее, умеренно пьющий) человек, став мужем этой женщины, через некоторое время тоже заболевает алкоголизмом, или, даже не являясь алкоголиком, начинает относиться к жене очень жестоко, просто издевается над ней. Эта закономерность объясняется личностными особенностями жены. Будучи дочерями алкоголиков (либо приобретая уже в браке аналогичные свойства личности в силу заболевания созависимостью), они стремятся жить только для других, пренебрегая удовлетворением собственных потребностей и интересов. Такие женщины надеются, что чем больше они будут угождать своему мужу, тем скорее заслужат его любовь, не задумываясь о том, насколько муж удовлетворяет ее потребности в любви, внимании, заботе, как он обеспечивает жизнь семьи и т. п. В своих страданиях эти женщины даже находят удовлетворение, поскольку считают себя великомученицами, красиво и гордо несущими свой крест. Они самоутверждаются в своих мучениях, чувствуют себя героинями, спасающими любимого человека ценой своей жизни.
Таким образом, даже при внешне благополучном поведении ребенка, относящегося к категории «герой семьи», во взрослой жизни его ждут серьезные проблемы: трудности в установлении близких отношений, неудовлетворенность любыми достижениями и успехами, стремление к сверхконтролю всех обстоятельств, включая жизнь близких людей, привычка жертвовать собой ради интересов других (которые чаще всего не заслуживают такого отношения). Эти качества, в свою очередь, могут стать причиной неудачного супружества, невротических расстройств, депрессии, соматических заболеваний, вызванных длительными переживаниями отрицательных эмоций.
Не исключена также и вероятность заболевания алкоголизмом. При всем своем негативном отношении к пьянству, повзрослевший ребенок из категории «герой семьи» может однажды попробовать бокал шампанского. Алкоголь произведет на него большее впечатление, чем на другого человека, выросшего в нормальных условиях. «Ответственный» ребенок из семьи алкоголиков почувствует себя не таким напряженным, менее натянутым, более раскованным, чем он чувствовал себя всю жизнь. Неожиданно, само собой улучшится настроение, исчезнет вечная серьезность, которая давит и на него самого, и на окружающих, появится такое прекрасное чувство общности с друзьями, облегчение, радость. Ему захочется испытать это состояние еще и еще раз. Не зная, что в силу наследственности он предрасположен к алкоголизму, такой человек заболеет так скоро, что даже не успеет осознать, что с ним случилось.
Итак, возникает вопрос: неужели все дети алкоголиков обречены быть несчастными? Возможны ли иные варианты? Конечно, возможны. Дети из семей алкоголиков могут вырасти вполне благополучными, счастливыми людьми, если им в детстве встретится человек, который поможет иначе взглянуть на мир. Даже если такой ребенок просто часто общается с ровесником из нормальной семьи, где его принимают как родного, он может усвоить стереотипы нормального общения между близкими людьми. Ведь дети из семей алкоголиков просто не знают, какими должны быть отношения в нормальной семье. По фильмам и телепередачам; из разговоров ровесников они понимают, что их семья не такая, как надо, а какой она должна быть, дети только могут догадываться. Ребенок из алкогольной семьи также понимает, что и он не такой, как все. А как ему стать обычным, веселым и спокойным ребенком, он не знает.
Конечно, тот ребенок, кому повезло на хороших людей, вовремя оказавшихся рядом, вырастет счастливым человеком. Этими людьми могут быть соседи, родственники, родители одноклассника, учительница. Но, к сожалению, такое случается очень редко. Поэтому лучше не надеяться на случай, а терпеливо и последовательно оказывать детям из алкогольных семей специальную психологическую помощь. И не только детям, но и их матерям, которые поражены созависимостью.
Для организации такой помощи нужны специалисты-профессионалы, система подготовки и переподготовки кадров, а главное – программы психокоррекционной работы и система диагностики детей и подростков группы «риска».





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 29-08-2012, 12:45 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.