RSS подписка
Реклама

 
Медицина » Эмпирическая психотерапия » Этапы смены психологического стереотипа


Предваряя разговор об этапах смены психологического стереотипа долен отметить, что с того времени, когда я впервые отследил его, многое изменилось. И хотя умение менять стереотипы остаётся актуальным, однако теперь это проходят часто абсолютно другие люди, нежели 20 лет назад. Тогда подавляющее большинство населения страны были, как отмечал психолог В.Слуцкий – люди-дети, главной чертой которых была несамостоятельность, неспособность полагаться на свои силы. Теперь преобладающий образ жизни и нынешний социум способствуют тому, чтобы переход в состояние «ответственность» у современных людей состоялся вовремя. И описанные этапы они могут проходить по-другому сценарию. Однако, немало есть и людей для которых всё остаётся по-прежнему.
Когда необходимость смены стереотипа возникнет впервые, человек ещё не знает что предстоит сделать для этого. Не сразу, но он обнаружит, что первый опыт осознанного изменения стереотипа он может получить только при какой-то помощи из вне. И лишь затем, после получения первого опыта смены стереотипа, для него становятся возможными самостоятельные воздействия, меняющие стереотип. Дело в том, что первый осознанный опыт изменения стереотипа сопряжён и с первым опытом преодоления страха перемен, а сделать это без помощи, как правило, не удаётся. В сущности, большинство психотерапевтических курсов посвящено именно оказанию такой помощи, и каждое психотерапевтическое направление имеет свои методы решения данной задачи. Но в любом случае значимый нюанс заключается в том, что, как подметил Милтон Эриксон, мы, в своих психотерапевтических процедурах, ничему новому пациента не учим, а просто помогаем ему вспомнить то, что он умел когда-то, а теперь забыл. Проводя пациента через определённые шаги, следствием которых будет смена какого-то его стереотипа, психотерапевт помогает ему восстановить имевшуюся у него когда-то способность гибко меняться в ответ на изменения окружающей среды.
В эмпирической практике создаются условия для экологичного разрешения внутреннего психологического конфликта, поддерживаемого страхом перемен. Конфликта, который становится явным при первой же попытке изменить какой-то стереотип. Разрешить этот конфликт с помощью собственных усилий человеку не удаётся в силу исходной природы этого конфликта, определяемой психическими образованиями бессознательного.
При наличии трёх составляющих эмпирическая психотерапия позволяет естественно преодолеть страх перемен и провести первую сознательную смену стереотипа:
1) достаточно глубокий эмпирический курс;
2) достаточно длительный эмпирический курс;
3) достаточно реальный, соответствующий поставленной задаче, контекст эмпирического курса, в рамках которого создаётся возможность последовательно сопровождать подопечного, когда он будет проходить –
а) через разрешение страха перемен, и на базе этого опыта через формирование доверия к происходящему с ним как в эмпирических процессах, так и в жизни;
б) через процессы, переводящие его из состояния – «жертва», в состояние – «ответственность»;
в) через определённые этапы, соответствующие смене стереотипа.
Потребность в достаточно глубоком и достаточно длительном курсе реализуется в ходе выбора используемой эмпирической практики. Осуществляя его, надо иметь в виду, что психотехники, в которых автоматически используется максимально возможная глубина эмпиричности, позволяют в короткий срок создать условия необходимые для проведения личностных изменений естественным для нуждающегося в них образом. В реальной же практике значительно чаще используются эмпирические техники, которые позволяют занимающемуся самому регулировать глубину эмпиричности. Этот факт приводит к необходимости гибкой корректировки длительности всего курса.
Когда эмпирические процессы приведут к разрешению комплексных образований бессознательного, то одновременно с этим будет преодолён страх перемен, и сформируется доверие к происходящему в течение курса. А затем человек имеет возможность пройти этапы смены стереотипа. Опыт, полученный в итоге, позволит ему впоследствии содействовать необходимым личным изменениям, порой даже не прибегая для этого к чьей-то помощи.
Задача перехода из состояния – «жертва», в состояние – «ответственность», решается в течении всего курса и наиболее отчётливо реализуется в процессе прохождения этапов смены стереотипа.
Первый этап, через который проходит человек на пути смены исчерпавшего себя стереотипа – это признание наличия психологической проблемы. В своей жизни мы озабочены лишь теми проблемами, которые «созрели» для разрешения. Однако признать наличие имеющейся проблемы не всем удаётся сразу. Пока определённая психологическая проблема находится под компенсирующим контролем какого-то стереотипа, человек естественно предпочитает уклоняться от её рассмотрения, используя для этого различные приёмы психологической защиты. Но невозможно не замечать проблему, когда она выросла до размеров «психологической язвы», а стереотип, к этому же времени, исчерпал свои возможности её корректировки. Обстоятельства вынуждают признать наличие проблемы, и, как правило, впервые такое признание состоится, как реализация уместного в данном случае вида психологической защиты – катарсиса. Поэтому характерным проявлением первого этапа будет стремление поделиться, выговориться о наболевшем кому-то, от кого ожидается сопереживание.
Это стремление, как правило, адекватно моменту и потому вербализация сути проблемы – того, что порой долго и упорно отрицалось, – даёт желанный эффект: чувство облегчения. Но полученный от катарсиса эффект лишь своего рода отсрочка, поскольку причина психологического неблагополучия не устранена. Если затем ничего не предпринимается для её устранения, то знакомое состояние, подтолкнувшее к первому опыту откровенного признания-изложения проблемы, постепенно возвращается вновь, и с какого-то момента возникает желание повторить облегчение своего состояния тем же способом. И повторный проговор своей проблемы опять принесёт некое облегчение. Возможен вариант, когда человек, неоднократно будет стремится таким образом достичь облегчения своего состояния. Но с какого-то момента желанного облегчения уже не будет, а само стремление делиться своей проблемой приобретёт черты искусственности. Более того, стремление с кем-то поделиться на одну и ту же тему может стать постоянно присутствующим.
Стремление многократно говорить об одной и той же своей проблеме, может долго реализоваться человеком без осознания причины подобного действия. И поначалу он вполне искренне говорит, что просто хочет поделиться, выговориться, не ожидая какой-то помощи от слушателя. Но, после какого-то количества повторов такого «катарсиса», это заявление уже не выглядит искренним. Более того, всё очевиднее становится то, что человек по каким-то личным причинам разрешать свою проблему не хочет, и его устраивает такой способ получения некоего суррогата облегчения своего состояния. Желая сохранить ситуацию неизменной он склонен всячески манипулировать объектами излияния. Он уже совершенно очевидно ведёт себя как «жертва», и как опытная «жертва» для получения желаемого манипулирует своим окружением весьма искусно.
Сколько раз будет повторена данная ситуация определяется индивидуально, и никакой жесткой схемы нет. Жизнь предъявляет нам множество вариантов развития такого сюжета. И наряду с весьма быстрым преодоление этого этапа возможно и весьма длительное пребывание на нём, без стремления двигаться к разрешению сложившейся ситуации, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
В психотерапевтической практике за помощью приходят как те, кто завершили этот этап в своей повседневной жизни, и ищут помощи в прохождении следующего этапа, так и те, кто ищут новый объект для излияний. Для ведущего практику важно увидеть, что есть что, и уж никак не способствовать чьему-то стремлению найти очередной объект для манипуляций.
Второй этап – это шаг, в ходе которого происходит осознание собственной ответственности за возникновение психологической проблемы, осознание собственного выбора, как в средствах её создания, так и в варианте её реализации в собственной жизни. При этом глубина происходящего в человеке свидетельствует о том, что разговор идёт не о простом расширении понятийного аппарата, а о соответствующем инсайте. Инсайте, который способствует переходу в состояние «ответственность».
Прежде чем говорить о трудностях перехода в состояние «ответственность», надо уточнить, что переход к нему означает преодоление, изживание в себе состояния «жертва».
Первый опыт пребывания в состоянии «жертва» человек получает в ходе своего рождения (БПМ2). В дальнейшем беспомощный ребёнок естественно зависим от своего ближайшего окружения. Это состояние зависимости необходимо, но ему сопутствуют и состояния, которые являются непосредственным проявлением опыта, заключённого в БПМ2. И эти состояния ребёнку, зависимому и защищённому, необходимо экологично пройти. Будут ли для этого зависимость и защищённость оптимальными, зависит от многих социально-психологических параметров, но прежде всего от того, с какими изначальными закладками родился ребёнок. Обстоятельства, от которых зависит какими будут эти закладки, рассматривались выше.
В подростковом возрасте, как следствие многих причин, осуществляется закрепление подрастающего человека или в состояние «жертва», или в состояние «ответственность». Надо отметить что пребывание в том или ином статусе – «жертва» или «ответственность», – весьма относительно. Но преобладание какого-то из них в человеке, в конкретный момент его жизни, всегда очевидно. И надо отметить, что, по ряду объективных причин, очевидному преобладанию в человеке состояния «ответственность» предшествует период жизни, в котором он пребывает в состоянии «жертва». Поэтому человек формирует в себе ответственность за свою жизнь не сразу, а сначала побывав, в той или иной мере, в состоянии «жертва» и получив определённый опыт жизни в этом состоянии. Не всем удаётся в подростковом возрасте получить опыт жизни в состоянии «ответственность». И каждый из тех, кому этого сделать не удалось, живёт в состоянии «жертва» до момента, когда будет вынужден получить опыт жизни в состоянии «ответственность», но возможно этого не произойдёт всю жизнь.
Каждому из этих состояний соответствует определённый вариант восприятия жизни и определённый набор характерологических особенностей владельца данного состояния.
Так, для человека, пребывающего в состоянии «жертва», характерно восприятие всего, происходящего в его жизни, как результата чьих-то воздействий. И описание своей жизни личностью, живущей в этом статусе, соответственно изобилует терминами подчёркивающими это В таком взгляде на жизнь нет места признанию собственного выбора, как главного фактора тех или иных её коллизий. И человек представляет себя миру как жертву желаний, помыслов и действий других людей. Понятно, что, не видя своего участия в создании неблагоприятных сюжетов своей жизни, он обречён в них погрязнуть. Человек, пребывающий в состоянии «жертва», демонстрирует весьма традиционный набор характерологических особенностей. И главные среди них – а) манипулирование окружающими с целью достижения своих желаний через их усилия; б) перманентный поиск того, кто виноват в несчастьях, неудачах; в) такой же поиск того, кто приведёт к счастью, спасёт от трудностей...
Пребывая в состоянии – «ответственность», человек, в той или иной мере, осознаёт, что всё происходящее с ним есть результат его выбора, его усилий, и от него зависит происходящее в его жизни, независимо от того плохое оно или хорошее. Для него главное – это учиться на том, что пройдено, обретать новый опыт. Для него приемлем подход предлагаемый суфийским учением с целью улучшения своей жизни: «Это правда, что если жизнь моя складывается неважно, то причиной тому являются последствия моих поступков. Но это не значит, что я должен покориться. Я могу смириться с этим, поскольку всё происходящее проистекает из моих прошлых действий, но я должен сам создать свою судьбу, потому что я инженер». Вот в чём разница. Я слышал, как один человек говорил: «Я болен уже долгие годы, но я обречён на это. Я легко несу этот груз, потому что такова моя карма. Это расплата». Этим он удлиняет время расплаты, которое может растянуться и на десять лет, и на всю жизнь. Суфий в таком случае действует не только как пациент, но и как доктор, лечащий сам себя. Он говорит: «Моё состояние плохо? Это результат прошлого? Я хочу исцелить это. Прошлое принесло настоящее, но из настоящего я сам создам будущее». Это только значит, что он не позволяет влиянию прошлого подавить свою жизнь; он хочет сейчас создать такое влияние, которое сделает его жизнь лучше в будущем» (127, стр. 213-214).
Во всём процессе смены стереотипа второй этап самый сложный. Здесь происходят психологические изменения, соответствующие переходу из состояния – «жертва», в состояние – «ответственность». Здесь же происходит преодоление страха перемен, то есть разрешение какого-то образования бессознательного, что неизбежно приведёт к смене какого-то стереотипа. И логично, что именно на этом этапе, в определённый момент эмпирической практики, появляются индикаторы.
Учитывая совокупную сложность задач решаемых на данном этапе, не вызывает удивления то, что часто он протекает болезненно, и может сопровождаться субдепрессивными проявлениями различной выраженности. Они самостоятельно исчезают по мере завершения перехода из состояния – «жертва», в состояние – «ответственность». В сущности, такая динамика объяснима: впервые признать собственное участие в создании своих сложных жизненных коллизий – объективно нелегко. И в этом случае если признаки депрессии и появляются, то только как временное, естественное и даже необходимое проявление «движения». Именно на их фоне человеком делаются не лёгкие, но неизбежные открытия. А личный опыт и знания человека, сопровождающего такую эмпирическую практику, служат тому, чтобы мера депрессивных проявлений сохранялась в конструктивных рамках.
Весь необходимый переход из одного состояния в другое, осуществляемый на этом этапе, проходит при активном соучастии ведущего. С его стороны необходима экологичность. Понимание им естественности происходящего позволяет преодолеть искушение что-то ускорить, или от чего-то избавить своего подопечного. Здесь не лишне будет вспомнить предостережение (высказанное Карлосом Кастанедой устами его героя – дона Хуана) касающееся того, что личностное изменение «...не может быть вызвано силой. ...поэтому учитель и не обрушивается на своих учеников. Это привело бы их лишь к депрессии и навязчивым идеям» (49, стр. 19). Здесь так же, как и на первом этапе, подопечный нуждается в дозированном эмпатическом сопереживании, соответствующем его искренним, честным проявлениям. Надо признать, что он имеет право на то, чтобы какой-то период упорствовать в своём нежелании ощутить весь груз ответственности на своих плечах. Но потому и стратегия сопровождающего должна быть таковой, чтобы человек, подходящий к сознательным изменениям себя, не имел никаких оснований укрепляться в мысли, что это право дано ему пожизненно. Всё вышесказанное свидетельствует о том, что на этом этапе от ведущего требуется нечто имеющее специфический оттенок искусства духовной практики. Вот как аспект этого искусства, соответствующий теме нашего разговора, отражён в восточных учениях об освобождении: «...гуру, учитель освобождения, должен использовать всё своё мастерство, чтобы убедить ученика работать в направлении его (ученика) собственных заблуждений, ибо последний всегда будет сопротивляться подмыванию опор его безопасности. Гуру учит не объяснением, а указанием новых путей работы над подтверждением ложных предположений ученика, пока тот не убедится, что они действительно ложные» (115, стр. 53).
Переход в состояние ответственности знаменует начало открытия правды о происходящем в себе. Он же (этот переход) свидетельствует о приближении времени, когда предстоит пройти последний, третий этап.
Третий этап – этап, на котором осознаётся опыт, обретённый в течение трудовой жизни исчерпавшего свои ресурсы стереотипа.
Когда человек признал наличие проблемы, затем признал свою ответственность в её создание, то следующим естественным шагом будет задать себе вопрос – а зачем я всё это создал? зачем мне всё это было нужно? Как ответ на свой вопрос, он открывает, что вся совокупность происшедшего была необходима для обретения опыта, который позволит продолжить «движение».
Полное осознание полученного опыта и интеграция его в повседневную жизнь – требует времени значительно большего, чем прохождение первых двух этапов. Практика показывает, что, как правило, третий этап требует для своего завершения от трёх до шести месяцев. В этот период потребность в общении с психотерапевтом постепенно сходит на нет, и большую часть данного этапа подопечный проходит самостоятельно. На этом этапе, по мере осознания полученного опыта, происходит открытие правомерности предшествующего качества своей жизни, и заканчивается «кристаллизация» правды о собственной роли во всех аспектах личной жизни. Заканчивается сложный и порой весьма мучительный процесс начатый на втором этапе. Итог же его – светел и лёгок: происходит естественный распад (растворение) отслужившего своё стереотипа, что приводит к соответствующим изменениям в жизни и созданию предпосылок для формирования нового стереотипа, соответствующего новым потребностям человека.
Прохождение всех трёх этапов – трудный процесс, но практика показывает, что получив в первый раз опыт смены стереотипа с чьей-то помощью, пациент на практике узнает, как много он может сделать для себя сам. И в дальнейшем он имеет возможность самостоятельно проходить этапы смены стереотипа. Ко всему прочему он осознает очевидный факт: в принципе, разрешить за кого-то его личные сложности – нельзя. Можно показать человеку, как сделать необходимое, можно идти какое-то время рядом с ним и где-то направлять его, но нельзя за него пройти путь, нельзя проделать за него предназначенную ему работу.
На основании своей практики я могу отметить, что сложно проходят, описанный выше этапный комплекс, люди, имеющие длительно протекающие хронические заболевания, особенно лица страдающие каким-то неврозом. Также то, как будет проходить эта работа зависит от личностного статуса подопечного. Так, например, у меня был опыт работы с больной, имеющей деформирующий полиартрит, принимающей гормональные препараты и уже имеющей настолько выраженные изменения в суставах, что ей была предложена вторая группа инвалидности, от которой она отказалась и продолжала, в меру сил, работать. Вышеописанные этапы она проходила значительно легче, чем лица физически более здоровые, начавшие заниматься в группе вместе с ней.
И, наконец, можно рассмотреть ещё один аспект динамики изменения какого-то личностного стереотипа, в свете вывода А.Маслоу о влиянии наличия «дефицита» на качественное содержание взаимоотношений между людьми. Напомню, что «дефицитом» он называет «те потребности, неудовлетворение которых создаёт в организме, так сказать "пустоты", которые должны быть заполнены во имя сохранения здоровья организма и более того, должны быть заполнены извне, не самим субъектом, а другими человеческими существами» (80, стр. 46). Например, к этим потребностям относятся – потребность в любви и безопасности. Вывод же о влиянии «дефицита» на взаимоотношения людей таков: «Бескорыстное и не приносящее никакой выгоды восприятие другого как уникального, независимого, самоценного существа, – иными словами, как личности, а не как орудия, – даётся нам тем труднее, чем больше мы жаждем ликвидации дефицита» (80, стр. 62). Так вот, для первого этапа осознанного изменения стереотипа характерен выраженный «дефицит». Следовательно, и ярко выражена «жажда ликвидации дефицита», то есть выраженным является стремление к «Д-общению» (общению, определяемому «дефицитной мотивацией» по А. Маслоу) с присущим ему стремлением потреблять. Для второго этапа в какой-то момент свойственно максимальное проявление «Д-общения», с последующим его уменьшением, идущим параллельно закреплению человека в состоянии – «ответственность». Третий этап, по мере своего завершения, демонстрирует возможности личности к «Б-общению» («бытийному» общению – по А. Маслоу), постоянное закрепление в котором достижимо в дальнейшем, при определённом уровне личностного развития. Вот как А.Маслоу характеризует основу «Б-общения»: «Совершенно бескорыстное и объективное – холистическое – восприятие другого человеческого существа становится возможным только тогда, когда нам от него ничего не нужно. Только когда сам он не есть нечто нужное нам».





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 11-09-2012, 13:22 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.