RSS подписка
Реклама
 
Глобализация в том виде , как она сегодня реализуется , способ - ствует увеличению разрыва в уровне жизни населения стран Третьего мира и индустриально развитых стран Первого мира.
Причем самое тревожное сегодня – быстрое нарастание диспро - порции в уровне потребления между странами «золотого миллиарда» и остальным человечеством. Как показал доклад ООН «Глобализация с человеческим лицом » разрыв в уровне жизни между пятью богатейшими и пятью беднейшими странами в 1960 году составил 30:1, в 1990-м – 60:1, в 1997-м – 74:1.
Почти за два столетия господства индустриального общества раз- рыв между Китаем и США, например, увеличился с 1,2 до 15,4 раза, между Индией и США с 1 ,4 до 2 1 ,7 раза [7, c. 9]. А в сравнении с Великобританией душевой доход в Индии до 1760 года был меньше всего лишь на 10 – 30 %. В Китае же еще в 1800 году душевой доход был равен душевому доходу Великобритании и даже превышал его [8, c. 671]. Так, по подсчетам исследователей П.Бэрока, А.П.Петрова ВВП на душу населения в 1800 году в развитых странах Европы составлял
200 долларов, а в Китае – 210 [9, c. 75].
Теперь в разрыве жизненного уровня между богатыми и бедными странами обнаружились совсем другие масштабы и темпы нарастания. Достаточно сказать , что только за последние 1 5 лет доход на душу населения существенно понизился более чем в 100 странах. Теперь в разрыве жизненного уровня между богатыми и бедными странами об- наружились совсем другие масштабы и темпы нарастания. Достаточно сказать, что только за последние 15 лет доход на душу населения суще- ственно понизился более чем в 100 странах. В 2000 году дециальный коэффициент неравенства в распределении мирового дохода превысил 100:1 [10, p. 12]. Еще более шокирующее неравенство обнаружилось в распределении личного богатства (включая как финансовые, так и не- финансовые активы «домохозяйств»). В руках верхних 10 % взросло- го населения мира оказалось сосредоточено 85 % мирового богатства, находящегося в личной собственности ; в руках верхних 5 % – 7 1 % богатства; в руках богатейшего 1 % – 40 % [11, p. 26]. При этом поло- вина мирового населения в низшей части шкалы распределения вместе владеет едва ли 1 % глобального богатства.
Диспропорция между богатыми и бедными странами настолько ве- лика, что если распространить стандарты потребления индустриально развитых стран на остальные страны мира, то пришлось бы увеличить годовую добычу железа в 75 раз; свинца и меди – в 100 раз; олова – в
250 раз, хотя добыча этих ископаемых и так подошла к критической отметке [12, c. 145]. А если, например, все страны выровнялись бы по уровню потребления энергоресурсов на душу населения с США , то еще потребовалось бы 2,6 таких планет, как наша, а нефть и газ в этом случае были бы выкачаны из недр Земли за одно десятилетие. Таковы подсчеты экспертов ООН.
Здесь мы сталкиваемся с феноменом межгосударственной эксплуа- тации технологически развитыми странами всего остального мира. По- этому глобализацию в том виде, как она сегодня навязывается миру, вполне можно рассматривать как очередную разновидность колониза- ции одной частью планеты другой ее части. В основе этой колониза- ции – жестко оберегаемая монополия США на производство целого ряда высокотехнологических видов продукции: микропроцессоров, вооруже- ния, операционных систем, фармацевтики, продукции Голливуда и т.п.



Но в наибольшей степени свое деструктивное начало обнаружила глобализация в денежно-финансовой сфере. В этой сфере она породи- ла новую и весьма опасную разновидность валютно-финансовых кри- зисов. Выяснилось, что свободно мигрирующий по миру капитал (фи- нансовая свобода) способен порождать разрушительные «спекулятив- ные смерчи », оказывать мощное дестабилизирующее воздействие на национальные экономики . «... Быстрая глобализация финансов пред - ставляет собой основной источник уязвимости всей глобальной эконо- мики . Спекулянты могут подорвать стабильность национальных ва - лют, принуждая правительства принимать дорогостоящие меры и спо- собствуя росту безработицы и нищеты. Упрощается совершение и рас- пространение мошеннических операций в глобальном масштабе. В со- временной мировой экономике большинство государств, в отличие от индустриально развитых стран , бессильны в отношении внутренних последствий колебаний валютных курсов, движения капиталов и дру- гих источников нестабильности, вызванных глобализацией финансов» [13, p. 13, 14]. При этом финансовые спекуляции очень часто сопряже- ны с включением в действие механизмов «самоорганизующихся» («са- моосуществляющихся») прогнозов и пророчеств, способных «на ров- ном месте » обрушить банковскую систему , валютный рынок , рынок ценных бумаг «страны-жертвы». Следует особо подчеркнуть, что наи- большую уязвимость по отношению к всевозможным ситуациям такого рода испытывают страны, недавно вступившие на путь рыночных ре- форм и в силу этого не обладающие развитыми инструментами эконо- мической политики и необходимым опытом . В любом случае можно определенно утверждать, что современная валютно-финансовая систе- ма таит в себе как возможность стихийно не спровоцированных, так и сознательно спровоцированных кризисов. В результате сегодня веду- щие страны Запада ( здесь прежде всего надо иметь в виду США ), вместо того чтобы указывать человечеству путь вперед, оказались ини- циаторами неожиданной и обескураживающей инволюции – возврата от капитализма «веберовского » типа к его старой спекулятивно -рос- товщической модели [14, c. 243].
Сегодня становится очевидно, что путь, приведший промышленно развитые страны к благосостоянию, не может быть всеобщим. Попыт- ки всего мира приблизиться к стандартам потребления в западноевро- пейских странах на нынешней технологической основе быстро натолк- нутся на абсолютные пределы ресурсов, находящихся в распоряжении человечества . Такие попытки неизбежно обернутся коллапсом , под - линной экологической катастрофой.
В значительной степени это касается и восточноевропейских стран, правительства которых, в надежде в кратчайшие сроки достичь про- цветания и богатства для своих народов, с небывалым воодушевлени- ем устремились в объятия «глобального экономического монстра». Но история и здесь , впрочем , как и везде , проявила свое коварство . На деле подражательный энтузиазм правительств восточноевропейских



стран завершился тем , что этим странам удалось интегрироваться в позднекапиталистическую миросистему не более чем в качестве перифе- рии. Несмотря на то, что политическая жизнь в этих странах построена на имитации западных образцов – те же партии, те же декларации и термины, – за ними неизменно скрывается своя особая, местная суть. За редчайшим исключением восточноевропейские страны не имеют шансов быстро стать полноценной частью Запада. Вообще, мы должны отдавать себе отчет в том, что экономика стран периферии неизбежно будет раз- виваться по иной логике, нежели экономика стран «центра». И эта ло- гика предопределена не только спецификой глобализированной макро- экономики, в рамках которой происходит перераспределение ресурсов в пользу «центра», его интенсивного обогащения за счет нарастания от- сталости периферии, но и обусловлена другими фундаментальными при- чинами. Главная из них – уникальный характер западноевропейской цивилизации. В действительности, успешное экономическое развитие западной Европы есть ни что иное как результат уникального сочетания благоприятных природно-климатических (географических) условий, ре- лигиозных, ментальных и в целом социокультурных факторов, пред- ставляющее собой уникальное явление, которое не может быть принци- пиально повторено или воспроизведено. Само собой понятно, что осоз- нание этого обстоятельства ставит в тупик даже самых оптимистичных имитаторов западного пути, приводит их к трагическому выводу о необ- ходимости поиска иных путей развития.
Здесь необходимо понять, что глобализация подготовлена всей ло- гикой развития западного мира , его модернизационными усилиями . Если быть последовательным, то следует признать, что глобализация – это детище Запада. Она предлагается (навязывается) миру Западом и будет, насколько это возможно, осуществляться исключительно в его интересах . Несколько огрубляя ситуацию , можно даже сказать , что глобализация в том виде, как она сегодня протекает в мире, есть ре- зультат технологического разрыва между Западом (естественно, вклю- чая сюда в первую очередь США) и остальным миром.
В самом деле, в условиях глобализации, которая, наряду с прочим, выступает как процесс стремительного формирования единого общеми- рового финансово-информационного пространства на основе новых, на- укоемких, преимущественно компьютерных технологий, разрыв между развитыми и отставшими в экономическом отношении странами приоб- рел именно технологический характер, имеет в своей основе уровень технологического развития. Этот разрыв в сложившейся ныне парадиг- ме мирового развития преодолевается с большим трудом даже странами, достаточно продвинутыми в овладении традиционным индустриальным производством, а для стран, наиболее отставших в этом отношении, он оказался вообще непреодолимым. Чем это обусловлено?
Усугубление технологического разрыва между государствами и на- родами связано прежде всего с процессом неотвратимой на данный момент концентрации ( исключительно в развитых странах ) количе -



ственно разрастающихся групп людей, работающих с «информацион- ными технологиями», а также с рельефно обнаружившей себя тенден- цией объединения и оформления данных групп в специфическую со- циальную страту – «информационное сообщество». Движущая причи- на этого процесса вполне ясна: богатые страны в состоянии обеспечить более благоприятные условия для развития и воспроизводства интел- лектуального потенциала.
Следующим важнейшим фактором формирования технологического разрыва явилось развитие так называемых «метатехнологий» – кардинально нового типа технологий, «само применение которых, принципиально ис- ключает возможность конкуренции с разработчиком» [15, c. 205].
Можно далее говорить о таком важном факторе формирования тех- нологического разрыва, как процесс превращения финансов и интел- лекта в ключевые ресурсы развития современного общества под воз- действием новейших технологий . Обладая большой мобильностью , последние в значительной мере ограничили возможности традицион- ного, жестко закрепленного на определенных территориях производ- ства . В результате глобализация изменила характер сотрудничества между наиболее развитыми в технологическом отношении государствами и остальным миром: эффективное освоение территорий стран – объек- тов глобализации – уже не требует решения задач оздоровления и ус- пешного развития данных стран. Напротив, главная цель в отношении отставших стран, вовлеченных в зону действия глобализационных про- цессов, усматривается в извлечении их финансовых и интеллектуаль- ных ресурсов.
Прогресс и процветание развитых стран, таким образом, стал осу- ществляться, помимо всего прочего, и за счет деградации «осваивае- мых» ими территорий. Обнаруживший себя в эпоху классического ко- лониализма , процесс созидательного освоения одних стран другими, сколь бы он тогда ни носил противоречивый характер, уступил ныне место разрушительному воздействию стран – лидеров глобализации на остальную часть человечества. В ходе данного воздействия масштабы деградации отставших стран («развития за счет разрушения ») оказа- лись таковы , что позволили многим исследователям вполне доказа - тельно говорить о феномене «конченых», или, как уже упоминалось,
«падающих и несостоявшихся » государств, безвозвратно утративших не только свои важнейшие интеллектуальные ресурсы развития, но и способность их воспроизводить. С этим также связано и сомнение в корректности применения в современных условиях понятия «развива- ющейся страны ». С точки зрения ряда исследователей , в отношении огромного и все возрастающего количества государств данное понятие теряет свой прежний смысл . Не отсюда ли отталкиваясь , многие за- падные политики, футурологи и эксперты (в частности, бывший пре- мьер -министр Великобритании М.Тэтчер ) призывают серьезно поду - мать о возможности существования мира не только без каких - либо разрушенных , « упавших » стран , но и без правопреемницы бывшего



могучего Советского Союза – современной России. Призывы эти, со- гласимся , весьма симптоматичны и зловещи для всего восточносла - вянского мира.
Все сказанное позволяет утверждать, что конкуренция в условиях современной глобализации из механизма стимулирования развития от- ставших в научно-техническом отношении стран превратилась в меха- низм их уничтожения .
Либеральные представления , в целом верные для развитых рын- ков , являются заведомо ложными и , как правило , разрушительными для остального мира [4, c. 262]. На деле индустриально (постиндуст- риально ) развитые страны , реализуя для достижения своих коммер - ческих интересов принципы свободной конкуренции и глобализации рынков, лишают остальной мир всяких перспектив развития.
Такого рода политика, как считает М.Г.Делягин, может в конеч- ном счете привести к вымиранию не менее чем 2 миллиардов человек, проживающих в неразвитых странах. Он пишет: «С точки зрения сво- бодного саморазвития глобальных рынков они оказываются лишними так же, как 5 млн. кампучийцев – с точки зрения возможностей кампу- чийской экономики середины 70-х годов.
Перед величием этой перспективы достижения Гитлера и Пол Пота, не говоря уже о множестве более мелких массовых убийц, выглядят незначительными . Но главное отличие убийц эпохи глобализации от их неумелых предшественников заключается в гарантированной безна- казанности, которая обеспечивается непрямым характером их действий и гарантированным бессилием жертв.
Подобно тому как Горбачев «всего лишь» занимался «катастрой- кой» и гласностью , а Ельцин боролся с коммунизмом (и ни один из них, запустив процессы, разрушающие нашу страну и залившие ее кро- вью, не отдавал ни один документированный приказ о массовом убий- стве), творцы современного глобального мира «всего лишь» занимают- ся бизнесом, политикой и стратегическим планированием.
Они могут и не хотеть совершать убийства, но естественное следо- вание интересам собственных корпораций, государств и народов, в ус- ловиях глобальной конкуренции, объективно вынуждает их играть одну из самых зловещих ролей в истории. Их политика, как и терроризм, не имеет оправдания , но имеет объективные причины , не позволяю - щие им поступать иначе» [4, c. 269].
В целом вряд ли можно оспорить все эти утверждения автора и данный им диагноз ситуации в современном мире, возникшей в связи с интенсивным развертыванием глобализационных процессов . Прав - да, несколько настораживает момент фатализма в интерпретации дан- ной ситуации , придание процессу развертывания глобализации чуть ли не характера автоматизма, неотвратимости и предопределенности. Наверное, вряд ли такой абсолютистский взгляд на глобализацию пол- ностью соответствует реальности. Ведь глобализация не явление при- роды. Она организуется и направляется людьми, имеющими свои цели



и использующими для их достижения доступные им финансовые и политические ресурсы.
Царящие сегодня в мире произвол и разбой – это в существенной степени следствие именно рукотворной глобализации , искусственно навязываемой моноцентричности в сфере международных отношений. Даже В.Путин, бывший Президент России, который весьма часто скло- няет голову перед американским гегемоном , заявил во время своего официального визита в Индию в декабре 2004 года: «Представляются крайне опасными попытки перестроить созданную Богом многоликую и многообразную современную цивилизацию по казарменным принци- пам одномерного мира. Чем настойчивее и эффективнее будут действо- вать авторы и сторонники этой идеи, тем больше человечество будет сталкиваться с определенными диспропорциями в экономическом и социальном развитии, с глобальными угрозами международного терро- ризма, организованной преступности и наркоторговли» [16, c. 2]. Ду- мается, что реалии жизни в конце концов изменят мышление и страте- гию «заокеанских ястребов». Это будет, безусловно, и в их собствен- ных интересах. Ибо уже в обозримой перспективе США могут стать жертвой своих непомерных амбиций . Сегодня множество симптомов свидетельствует о возможности такого поворота событий.
Самым иррациональным, не имеющим никакого разумного оправ- дания в современной мировой ситуации является то, что процесс на- копления богатства сегодня перестал сам по себе сопровождаться ре- шением проблем, стоящих перед современным человечеством , вклю- чая даже самые животрепещущие. Бурный прогресс 90-х годов ХХ века в развитии новейших технологий никак не поспособствовал решению таких острых, первичных проблем человечества , как голод, болезни, отсутствие жилья, нехватка воды и великого множества других про- блем . Даже напротив , развитый мир , начиная с 90-х годов ХХ века , стал все более пренебрегать остротой проблем остального человече - ства, во все возрастающей степени превращая его трудности в ресурс собственного развития. Наиболее наглядно это проявилось в сокраще- нии помощи бедным странам после максимума 1991 года. За первое десятилетие глобализации эта помощь сократилась в 1,5 раза – до 0,25 % ВНП развитых стран, превратив поставленную ООН цель довести эту помощь до 0,7 % ВНП в несбыточную мечту. Существенно, что и меж- дународная помощь сельскому хозяйству голодающих стран уменьши- лась за 1986 – 1996 годы в те же 1,5 раза [4, c. 301].
Весь ужас ситуации состоит в том , что с началом глобализации прогресс развитой части человечества (15 % населения нашей плане- ты) обернулся для всего остального ее населения интенсивным про- цессом усиления нищеты . Рост богатства перестал снижать нищету , наоборот, он ведет к ее увеличению, сопровождается ростом числа бед- ных. В этом – основное противоречие глобализации. Его суть – в тор- можении прогресса и прямом ухудшении условий существования все возрастающего большинства населения нашей планеты и ускорении



развития и роста благосостояния его абсолютного и все сокращающего-
ся меньшинства.
Таким образом, в эпоху глобализации «невидимая рука» рынка пре- вратилась в чудовищное оружие, используемое сильными для подавле- ния слабых. Это оружие обрело свою персонификацию в лице глобаль- ных монополий, сформировавшихся в процессе всеобщей конкуренции. Цели этих монополий и цели остального человечества трагически не- совместимы. «В результате глобализации стандартный рыночный ло- зунг «обогащайтесь!» перестал быть «универсальной отмычкой», отве- том на все вопросы человеческого развития. Формирование глобальных монополий ограничило рыночные перспективы до такой степени, что они перестали способствовать прогрессу человечества, перестали быть действительным двигателем его развития как некой целостности. Это свидетельствует об исчерпании возможностей традиционного, основан- ного на простом расширении глобальных рынков и обогащении наибо- лее развитых, передовых обществ и групп механизма развития челове- чества в его современном понимании и о необходимости смены парадиг- мы этого развития [4, c. 302]. А.Фурсов также пишет об этом: «...Глоба- лизация – это и есть прежде всего исключение всего лишнего, «нерента- бельного» населения из «точек роста». Глобализация социально – это не единая планета, это две сотни связанных только между собой точек, сеть, наброшенная на остальной мир, в которой он беспомощно барахта- ется, ожидая последнего удара» [17, c. 180].
Главная опасность, однако, состоит в том, что глобализация, как она сейчас разворачивается , ведет к изменению, а в тенденции – и к устранению до сих пор выступающих основой цивилизационного раз- нообразия человечества национальной формы и содержания в суще - ствовании народов мира.
Глобализация, справедливо отождествляемая сегодня многими ис- следователями с американизацией , угрожает тому , что обеспечивает выживание и устойчивость человечества. Она угрожает его этническо- му, культурному и цивилизационному многообразию, которое по мно- гим признакам для выживаемости человечества имеет такое же значе- ние, как разнообразие видов в живой природе. Пресечение этническо- го, культурного и цивилизационного многообразия, полная планетар- ная интеграция, переход от множественности государств, народов, на- ций и культур к униформному миру обернется если не гибелью и смер- тью социального мира вообще, то, по крайней мере, его бесконечным упрощением и обеднением . Закон разнообразия – важнейший закон системогенетики – общей системной теории, исследующей общие зако- ны преемственности, наследования эволюции в «мире систем». «Пред- расположенность же к различиям между культурами – изначальное свойство рода человеческого; человеческая идентичность плюралистична и разнообразна по своей природе – как многочисленны и разнообраз- ны естественные языки, и она всегда является разновидностью конк- ретных форм общественной жизни, но не воплощением единой «чело-



вечности». Эта альтернативная философская антропология считает че- ловечество родом, природа которого только частично детерминирована и который поэтому неизбежно является самоопределяющимся и спо- собным к самопреобразованию, и проявляет особую, ему одному свой- ственную, творческую способность к созиданию не только разнообраз- ных, но и обычно неповторимых идентичностей» [18, c. 133–134].
Надеяться, что под воздействием евроамериканских ценностей все народы мира (нации, этносы) с их бесконечно разнообразными куль- турами будут трансформированы в некое единое аморфно-всеобщее че- ловечество, – очередная эпохальная иллюзия. В многообразии челове- ческого духа, многоцветии культур народов – жизненность и сила че- ловеческого рода. Устойчивость моноцентрического (гомогенного) мира по отношению как к природным, так и к внутрисоциальным вызовам при любых обстоятельствах принципиально ниже , чем устойчивость мультицентрического (гетерогенного) мира, состоящего из нескольких взаимодействующих цивилизаций / культур . Всякие попытки , на наш взгляд, свести человечество к некоему единообразному конгломерату людей есть бесовщина и дьявольщина. Исторически сложившееся де- ление человечества на культурно-исторические типы, или, как приня- то сегодня говорить, на различные локальные цивилизации, является непреодолимым препятствием на пути реализации глобального проек- та унификации человечества.
Кроме того, надо иметь в виду, что путь западной (точнее, амери- канской) глобализации представляется опасным и по причине однобо- кого, безвариантного развития техносферы. В реальности процесс тех- ногенеза вовсе не является исключительно фатальным , как на этом настаивает уже упоминавшийся нами в предшествующих разделах книги Н . А . Косолапов , а в определенных пределах управляем , поскольку в его основе лежит именно деятельность человека. Если же идти исклю- чительно по «американскому» пути, то человечество все более будет попадать под власть могучего геологического процесса – техногенеза [19, c. 7]. Российский исследователь К.С.Пигров пишет в этой связи:
« Если же актуализировать различные варианты хозяйственной дея - тельности, то техногенез станет более вариабельным. Пагубность од- новариантности хозяйственной деятельности была выявлена уже в
70- е гг. ХХ в. в процессе анализа «зеленой революции». Выяснилось, что генетическая однородность новых высокопродуктивных сортов куль- тивируемых растений приводит к большой подверженности их болез- ням и вредителям . Тревожный « первый звонок » получили США в
1970 г., когда от эпидемии погибло 20 % кукурузы. Случись такое в
Индии, это было бы национальной катастрофой» [19, c. 7].
Говоря далее о проблемах цивилизационного развития, исследова- тель подчеркивает, что российское производство, промышленность, тех- ника, сельское хозяйство не должны быть копиями, слепками с запад- ных образцов. Согласно ему, нам нужно иное сельское хозяйство, не такое, как в США или Западной Европе, иные трактора, комбайны,



автомобили, другие железные дороги и т.д. Ссылаясь на известных спе- циалистов в области техногенеза, он утверждает, что национальные осо- бенности техники реально существуют и они должны сознательно куль- тивироваться. «Речь не идет, конечно, о том, – пишет он, – чтобы во что бы то ни стало отличаться ради самих отличий. Речь идет только о глубоком, философском, духовном осмыслении сути своего материаль- ного производства, своей техники. Эта техника должна соответствовать нашей культуре, нашей истории, нашей земле, народам, населяющим землю этой общей для них империи. Такое требование может показать- ся чрезмерным, а то и невыполнимым. Однако если иметь в виду опас- ность тотальной унификации техносферы, то такой путь окажется един- ственно возможным. Вопрос в том, сознательно ли мы пойдем по этому пути или будем принуждены к нему, дорого заплатив за него. Постин- дустриальная цивилизация вряд ли возможна на базе западного и аме- риканского индустриализма (сколько бы ни клялся современный Запад своим преодолением индустриализма, но это ему пока не удалось), а на базе других цивилизаций. Каких? Возможно, что и на базе российской культуры/цивилизации/империи» [19, c. 10].
Причем Пигров отмечает, что хотя требование конкурентоспособ- ности нашей российской техники кажется чрезмерным с утилитарно- хозяйственной точки зрения ( мол , дешевле « купить у японцев »), на политическом , символическом и духовном уровне такое требование , тем не менее, имеет смысл и представляется уже сейчас вполне есте- ственным . « Конечно , прежде всего лидеры страны , – считает он , – должны демонстративно ездить на отечественных автомобилях, оде- ваться в отечественные ткани , потреблять отечественные продукты питания и т.п. Когда Президент России садится в свой представитель- ский « Мерседес » ( а не в « ЗИЛ »!), в сознании каждого россиянина возникает вполне объяснимое чувство недовольства...» [19, c. 10].
Итак, развернувшаяся глобализация уже сегодня жестко и законо- мерно выдвинула на первый план проблему справедливости распреде- ления между странами и народами выгод и издержек, имеющих место в ходе интернационализации мировой экономики. Анализ этой проблемы приводит нас к вполне однозначному, но не утешительному заключе- нию: глобализация хозяйственной деятельности сопровождается укоре- няющимся ростом неравенства между странами и народами, ведет к уве- личению разрывов в уровнях их социально-экономического развития, ставит отдельные государства в положение постоянно проигрывающих и лишает их всяких выгод от международного взаимодействия. Само собой понятно, что такая ситуация может только обернуться междуна- родными конфликтами, политической нестабильностью, вспышками бун- тарства и терроризма, подстегнуть жесткий национализм.
В любом случае, однако, сегодня становится совершенно очевид- ным, что глобализация – амбивалентный процесс, и баланс ее обрете- ний и потерь однозначно пока не определен и не выверен. Обычно к достоинствам глобализации относят следующие:



1. Рост количества потребительской продукции на мировом рынке.
2. Технологический прогресс, в результате которого уменьшается себестоимость выпускаемой продукции и снижаются цены на значи - тельную часть товаров массового спроса. (В качестве примера здесь можно привести компьютер и мобильный телефон, которые за каких- то 5 – 7 лет из предмета роскоши превратились в повсеместный недо- рогой атрибут современного человека).
3. Возникновение новых рабочих мест, главным образом в непроиз-
водственной сфере, в результате развития информационных технологий.
4. Значительно более широкий и свободный, чем еще 10 – 15 лет назад, доступ к информации и соответствующее расширение возмож- ностей и способов коммуникации в мировом масштабе, включая гло- бальный обмен между различными культурами и цивилизациями.
К недостаткам глобализации, как правило, относят следующие ее проявления :
1. Резкое увеличение разрыва в экономическом и социальном раз- витии между богатым Севером и бедным Югом. Сегодня этот разрыв достиг невиданных размеров и продолжает увеличиваться.
2. Мировая экономика становится более нестабильной и уязвимой. Негативные тенденции в той или иной стране или регионе немедленно сказываются на экономическом здоровье остальных государств. Расши- ряются возможности как стихийных, не спровоцированных, так и созна- тельно спровоцированных валютно-финансовых кризисов. Самые на- глядные примеры – азиатский и российский кризисы 1997 – 1999 гг.
3. Возрастание масштабов миграции населения, в первую очередь из бедных в зажиточные страны. Этот процесс выходит из-под контро- ля национальных правительств и международных организаций . Его негативные последствия многообразны: от роста преступности и рас- пространения опасных заболеваний до подъема расистских настроений и ксенофобии как в развитых, так и в развивающихся государствах.
4. Увеличение даже в самых благополучных странах разницы между уровнями жизни и благосостояния богатых и бедных слоев населения. Д.Белл, например, в отношении США пишет, что рост неравенства в этой стране уже обернулся широким распространением так называе - мых « отгороженных сообществ ». « Все больше и больше районов в стране оказываются инкапсулированными – их жители прячутся за ог- радами и заборами от социальной дезинтеграции. Растет доля испаноя- зычного населения , иммигранты не интегрируются в общество , уро- вень квалификации и образования молодых работников катастрофи - чески снижается ; доля пенсионеров растет... Поэтому не исключено , что очень скоро наша военная мощь, которой, по мнению вашингтонс- кой элиты, все так боятся, окажется, если воспользоваться китайским выражением, «бумажным тигром» [20, c. 12].
5. Усиление влияния транснациональных корпораций на полити- ческие процессы в современном мире, возрастание возможностей вы- вода элит – в первую очередь экономической и финансовой – из-под



системы национального контроля. Не только правительства отдельных стран, но и мощные наднациональные объединения, такие? как Евро- пейский Союз, вынуждены во все большей степени ориентироваться на ТНК, учитывать их интересы. Национальные государства оказыва- ются связанными по рукам и ногам, их влияние на экономические и политические процессы неуклонно снижается.
6. Быстрое ухудшение состояния окружающей среды, которая при-
носится в жертву интересам бизнеса.
7. Угроза социокультурному многообразию человечества, рост одур-
манивающего и отупляющего влияния масс-культуры.
Отсюда задача грандиозной важности – направить глобализаци- онные процессы в такое русло , в рамках которого откроются воз - можности для решения, а не умножения фундаментальных глобаль- ных проблем, стоящих перед человечеством.
Глобализация как форма подлинной интеграции и действительно- го объединения человечества может только в том случае стать возмож- ностью и необходимостью, если она вместо унификации и нивелиров- ки будет сориентирована на сохранение человеческого разнообразия, на реализацию принципа справедливого равенства между странами , народами, если в ее основу будет положен принцип многоцентричной организации экономической , политической и культурной жизни лю - дей . Глобализация как таковая вовсе не противопоказана человече - ству, но возможна лишь в том случае, если она реализуется ради реше- ния общих проблем, для осуществления подлинного развития, во имя высших идей, и если она происходит естественно, а не производится насильственно, с жестким формированием ее процессов посредством политического и экономического давления.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 3-03-2013, 22:52 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.