RSS подписка
Реклама
 
На практике силовое навязывание российскому и близкородствен- ным ему социумам западной модели развития неизменно было сопря- жено с тяжелейшими утратами и разрушением. Почти все социальные эксперименты, ориентированные на утверждение западноевропейских ценностей и образа жизни в российском обществе, не обходились без трагических последствий . Западничество , привнесенное поляками в лице Лжедмитрия (Смутное время ), унесло жизни почти трети насе - ления России, прежде чем русский народ смог его окончательно отвер- гнуть. Петровская реформа, не превратив Россию в Голландию, убави- ла ее податное население на 20 процентов. До сих пор, кстати сказать, не утихают споры: так ли необходима была для выживания России как крупного государства инициированная Петром І «революция сверху», вестернизация « через колено »? Пример Японии , гораздо далее , чем Россия, отстоящей по основным параметрам социально-экономического развития от европейских стандартов, но не бросившей под жернова модернизации свою традиционную национальную культуру, позволяет предположить , что и для российского общества не было фатальной необходимости в столь радикальной, нестерпимо жестокой и во мно- гих отношениях абсолютно безнравственной по своим средствам лом- ки устоявшихся форм жизни. Вполне можно допустить, что постепен- ные ( осторожные ) преобразования царя Алексея Михайловича и его детей – Федора и Софьи, – осуществляемые боярином Артамоном Мат- веевым и князем Василием Галициным , могли бы в конечном счете оказаться для России не только более органичными, но и более эффек- тивными по своим позитивным результатам , более укорененными в жизни русского общества . Неслучайно большинство современников Петра І , которых у нас нет никаких оснований считать наивными и недоразвитыми людьми, усматривали во всех его действиях, в его дви- жении к цели напролом, «любой ценой», без всякого учета моральных издержек нечто бесовское, похоть славы и личного величия. Они ви- дели, какой непомерной ценой достаются победы России и не верили, что достигнутые результаты будут благом для отечества, станут непреходящим его достоянием.
Революции 1917 года (февральская – белокомпрадорская и боль- шевистская – краснокомпрадорская), инспирировавшие одну из страш- нейших в истории человечества гражданских войн, привели к потере более 1 5 миллионов наиболее биологически и социально активных представителей русского народа. Последняя (нынешняя) реформа рос- сийского общества по западным образцам уносит почти по миллиону жизней российских граждан в год . Похоже , и в самом деле критики Петра І оказались провидцами. Россия, пройдя после Петровской эпо- хи через череду других, еще более радикальных, реформ западническо- го толка, потеряла все свои предшествующие завоевания, территори- ально сжалась почти до прежней Московии и в лице своей нынешней правящей элиты оказалась неспособной даже более-менее четко опре- делить стратегию своего дальнейшего движения, понять и осмыслить свое призвание в мире . Воистину , верна народная поговорка : тише едешь – дальше будешь. Как верно, впрочем, и то суждение, что без- нравственными средствами , грубым насилием над живой тканью на- родной жизни нельзя достичь добрых общественных целей. Как тут не вспомнить Н.С.Трубецкого, который писал о страшной беде, подстере- гающей любой не романо-германский народ на пути европеизации. Тру- бецкой прямо указывал на то , что такой народ быстро теряет свои потенции, творит не самобытную культуру, а некий эрзац, состоящий из отдельных элементов романо-германского происхождения и, в кон- це концов, превращается в этнографический материал для других на- родов [7, c. 92–93]. Сегодня многое говорит о том, что с Россией слу- чилась именно эта беда.
Непрекращающиеся попытки превратить Россию в Запад привели к тяжелейшим мутациям во многих сферах русской жизни, подорвали
цивилизационное ядро, культурный генетический код русского и близ- кородственных ему народов. Если большевистскую внутреннюю коло- низацию русскому народу удалось в конечном счете все же адаптиро- вать к своим глубинным интенциям и менталитету, существенно транс- формировать ее (на деле произошел процесс соединения и «притирки» марксистского идеала построения социалистического общества со сла- вянофильской идеей спасения мира, что, на наш взгляд, и позволило большевикам не только удержаться у власти, но и вызвать небывалый энтузиазм масс, открывший возможность в рекордно короткие сроки осуществить собственными силами индустриализацию, превратить Рос- сию в огромную индустриальную державу), то нынешнюю «либерал- демократическую » внутреннюю колонизацию российский народ пока не смог « переварить » и « перемолоть », и неизвестно , сможет ли он когда-либо вообще это осуществить. Судьба России и восточнославян- ской цивилизации в целом сегодня в полном смысле находится на «ве- сах истории».
При этом необходимо отметить, что действующие на исторической арене России люди как в 20- е , так и в 90- е годы ХХ века были по большому счету людьми с одинаковым мышлением и ценностными ус- тановками. Если в 20 – 30-е годы они строили социализм как антика- питализм , то в 90- е они конструировали капитализм как антисоциа - лизм. Если первые выбрали наиболее радикальную левую версию за- падной мысли, марксизм, то вторые – наиболее радикальное направле- ние современной правой западной мысли: неолиберализм. И в том, и в другом случае они выступали как абсолютно законченные «беспоч- венники » и плагиаторы - западники , стремящиеся направить мощные русские силы не на созидание самобытных культурных форм , а на достижение утопических идеалов, почерпнутых из идейного арсенала чужой цивилизации .
Сегодня можно определенно утверждать, что причина всех прова- лов и поражений России в постперестроечный период, небывалое паде- ние ее международного престижа и авторитета состоит не столько в ослаблении ее военной мощи и экономического потенциала, сколько в том, что у кормила власти оказались люди, бесконечно далекие от род- ной почвы, беспрецендентно эпигонствующие и подражательные. Они оказались неспособными понять, какая страна досталась им в управле- ние, какие у нее сильные и слабые стороны. Им также оказалось неведо- мо (они, собственно, и не интересуются), на каких традиционных опо- рах держалась и может держаться русская жизнь, какие ценности и ори- ентиры для русского народа являются базовыми, инвариантными, то есть, ни при каких обстоятельствах не подлежащими пересмотру.
То, что в последние полтора десятилетия осуществлялось во внут- ренней и внешней политике от имени России , на деле не являлось реализацией ее глубинных интересов , а было подчинено корыстным устремлениям « тонкой прослойки » представителей « малого народа » (если прибегнуть к терминологии И.Р.Шафаревича), грабящей «большой народ». Причем, что интересно, деятельность этой кучки расчле- нителей и грабителей России в высшей степени соответствовала инте- ресам и устремлениям внешних враждебных ей сил , направлялась и поддерживалась этими силами. Сказанное оттеняет большой важности факт: реформаторская элита изначально не отождествляла себя с «этой страной», воспринимая ее как колонизируемое пространство, из кото- рого предстоит как можно быстрее выжать все ценное и имеющее в мире спрос , а затем убежать за рубеж , предоставляя ее самой себе . Однако нет худа без добра . Большинство народа , обнаружив преда - тельство собственных элит , ведущих себя подобно колонизаторам и эмигрантам, а также убедившись в «предательстве» Запада, откровен- но ставшего исповедовать двойные стандарты (один – для внутреннего пользования, другой – для внешнего), сменило свою ценностно-миро- воззренческую ориентацию. Если еще совсем недавно довольно много- численные слои и группы восточнославянского общества и в самом деле верили, что радикальные рыночные реформы откроют им дверь в богатый «европейский дом», то немного позже им стало ясно, что путь с Востока на Запад им закрыт и что для них все явственнее и принуди- тельнее вырисовывается совсем иная перспектива: перспектива выхода из « второго мира », в котором они жили до сих пор , и перспектива вхождения в «третий» и «четвертый» миры Востока и Юга. Это обсто- ятельство, как представляется , станет в конечном счете объективной предпосылкой ротации элит, прихода к власти здоровых патриотичес- ких сил, способных реализовать глубинные, стратегические интересы восточнославянских обществ.
Однако сегодня, с какой стороны ни подойти, все же еще приходит- ся видеть трагическую несоизмеримость великого духовного содержания и, в целом, масштабов русского мира, который достался российской вла- сти в наследство, и тех убогих государственной оболочки и формы, в которые теперь пытаются его загнать и упаковать. Несоответствие самой природы нынешней российской государственности тем насущным зада- чам, которые стоят перед восточнославянскими народами, всем русским миром (начиная с задач сохранения его фундаментальных духовных ос- нов) все еще продолжает бесконечно удивлять и поражать.
Реформаторы-западники, нисколько не принимая в расчет специ- фику социоприродного и социокультурного бытия восточнославянс - ких народов и не учитывая то, что в реальности социум перенимает лишь те достижения культур и цивилизаций, которые соответствуют потребностям его выживания, а другие рано или поздно все равно от- вергает, с фанатичным упорством не перестают пытаться сделать Рос- сию и Украину Западом. (Беларусь, благо, стремится выработать соб- ственную модель развития, осуществляет самостоятельную и незави- симую внутреннюю и внешнюю политику).
Следует особо подчеркнуть, что именно в ходе современных ре- форм, осуществляемых на основе идеологии неолиберального фунда- ментализма (который, кстати сказать, ничуть не лучше исламского фундаментализма) 1 , оторванность верхов (элиты) от народа беспрецедент- но усилилась . С началом всеобщего распространения новейших ин - формационных технологий (формированием «информационного обще- ства »), давших старт глобализации , в этом процессе обнаружились принципиально новые измерения . Возникшие глобальные информа - ционные поля оказались способными действовать на сознание людей поверх государственных границ, создавать возможность манипуляции сознанием в планетарном масштабе. И что здесь удивительно: первы- ми жертвами этих открывшихся новых информационных возможнос- тей явились элиты народов , отставших в своем развитии от стран - гегемонов – лидеров глобализации. Современным глобалистским струк- турам нет нужды воздействовать на сознание всего населения той или иной страны с целью формирования у него нужных для этих структур установок и ориентиров. Достаточным оказывается значительно более простой и менее затратный вариант : добиться желаемого поведения общества воздействием не на все его слои, но лишь на сознание его элиты. На практике посредством данного воздействия транснациональ- ные структуры и институты, концентрирующие в своих руках колос- сальные ресурсы, международные финансовые и, что очень важно, ком- муникативные сети, получили возможность с очевидно растущей лег- костью подчинять себе национальные правительства, которые в силу этого перестают быть, по сути дела, национальными, что хорошо сегод- ня видно на примере некоторых государств Латинской Америки и стран 1 Поразительно быстрое возрождение этноцентризма на Юге и Востоке напрямую зависит от скрытого (а порой и явного) насилия, связанного с насаждением западного универсализма, навязыванием разрушительного, универсального этноцентризма («куль- турного национализма») Севера и Запада. Культурный империализм Запада вызывает отчаянное сопротивление, провоцирует внутреннюю ломку в целом ряде стран и приводит к формированию странных и взрывоопасных гибридов. В большинстве случаев он обора- чивается выхолащиванием прежнего наследия, разрушением фундаментальных основ бытия народов, оставляя после себя ощущение трагической пустоты и разочарования миром.
В реальности нет и не может быть универсальной культуры, культуры всех культур.
«Культура не может быть универсальной, – пишет Ж.Эллюль, – поскольку человек не универсален. Он живет в определенном месте и времени, характеризуется исторической, эволюционной, этнической спецификой» [8, p. 103]. Универсальная культура – это псевдокультура, то есть, по сути дела, это смерть культуры. А поэтому «не пора ли заменить мечту об универсализме, скомпрометировавшую себя тоталитарными или террористическими тенденциями, на относительный «плюриверсализм», то есть на реальную «демократию культур», в которой все культуры сохраняют право на существование?» [9, c. 65].
Сегодня вестернизация мира – это скорее американизация, нежели европеизация.
Общемировая универсализация происходит под знаком американского стиля жизни. В этой связи поставим вопрос: не следует ли сегодня Европе отказаться от своих экспансионистских принципов и дистанцироваться от своего заокеанского порождения – новой имперской сверхдержавы? И не прав ли современный французский экономист и социо- лог Серж Латуш, когда он пишет: «Европе также необходимо восстановить духовное род- ство с восточным и православным социумами, находящимися на периферии, – с Восточ- ной и Южной Европой. Эти две Европы, в свою очередь, соприкасаются с другим социу- мом – Ближним, Средним и Дальним Востоком и всем мусульманским миром. Благода- ря постоянному обмену и сотрудничеству этим социумам удалось избежать крайнего эго-
центризма атлантической Европы, в большинстве случаев проистекающего от отсутствия чувства меры у американцев» [9, c. 65].
СНГ и России. Подвергшись форсированной обработке сознания (фор- мы здесь могут быть самые разные), элита начинает по-другому, чем возглавляемое ею общество, мыслить, исповедовать другие мировоз- зренческие ценности, иначе воспринимать окружающий мир и реаги- ровать на него. Оторвавшаяся от общества элита утрачивает не только свою эффективность, но и свою общественно полезную функцию. При- чем такая ситуация, возникшая в обществе, уничтожает сам смысл де- мократии , поскольку исходящие от общества импульсы , представле - ния и идеи просто не воспринимаются элитой ( она живет в другом мире). Соответственно народ до очередного социального катаклизма перестает влиять на осуществляемый выбор направления развития и принятия решений. «В результате потенциал демократии съеживается до совершенно незначительных размеров самой элиты. С какой скоро- стью и насколько при этом незаметно для общества протекает дан- ный процесс, наглядно демонстрирует пример нашей страны (России – Ч.К.), в которой «демократы» уже к 1998 году, то есть за семь лет своего господства , оторвались от народа значительно сильнее , чем коммунисты – за семьдесят лет своего» [10, c. 177–178].
«Дезертирство элит» (выражение А.С.Панарина) в нашу эпоху яв- ление сложное, многоаспектное. Но в любом случае оно не только явле- ние «естественноисторическое », спонтанное. Наряду со всем прочим следует особо подчеркнуть, что оно вполне сознательно инспирируется и проводится в жизнь. Здесь достаточно сказать, что в современных западных странах, прежде всего США, действует немало «аналитичес- ких институтов», «мозговых трестов», «мозговых центров» и т.д., на- правленных на идеологическое программирование сознания элит стран мировой периферии с целью установления «нового мирового порядка». Задача всех этих центров и трестов – научить местные элиты смотреть на национальную политику через призму «глобального подхода», то есть, по сути дела, сориентировать их исключительно на обслуживание интересов наиболее развитых стран современности. Будучи мощными генераторами идеологии, данные аналитические институты «создают тон- ким и опосредованным образом мировоззренческие аксиомы для посвя- щенных и стереотипы для профанов» [11, c. 185], разворачивают актив- ную деятельность, подменяющую и дополняющую работу дипломатии и идеологической разведки США и западноевропейских государств. Наи- более ярким воплощением этих институтов, трестов и центров является Совет по внешним сношениям в США. Многие эксперты полагают, что как центр принятия решения Совет по внешним сношениям стоит даже над администрацией США [11, c. 185–194].
Как бы там ни было, соблазн стать Западом неизбежно ввергает Россию в пучину жесточайших идеологических битв, социальных ка- таклизмов, разрушений культурных основ бытия русского народа. Во всяком случае, можно определенно утверждать, что издержки перио- дически накатывающихся на Россию волн западничества всегда пре- восходят их позитивные обретения.

В практике жизни происходит то, что должно происходить: Россия не приемлет Запад, а Запад не считает ее своей. И это естественно.
«Базовые ценности России и Запада не только противоположны, но и взаимоисключающи. На современном уровне развития человечества и его производительных сил нет возможности нивелировать природные основы , определяющие специфику культурного и цивилизационного развития России , Запада и Востока , поэтому невозможно и слияние этих цивилизаций и культур, и всякое навязывание их друг другу встре- чает сопротивление . Безболезненно прививаются лишь те цивилиза - ционные и культурные достижения, для которых созрели благоприят- ные условия» [5, c. 106].
Вообще человеческие ценности – явление чрезвычайно интерес - ное. Они часто не осознаются, проявляются на бессознательном уров- не как некие устойчивые стереотипы поведения, как менталитет того или иного народа. Ментальность народа – это такая структура, которая может быть изменена только вместе с изменением фундаментальных основ бытия общества.
Современные реформаторы-западники, стремящиеся заново спро- ектировать, выдумать и построить («перестроить») восточнославянс - кие страны по чуждому их природе плану, без учёта исторически сло- жившихся менталитетов их народов, заблуждаются не менее глубоко, чем российские революционеры начала ХХ века. Пренебрежение мен- талитетом народов – одно из обстоятельств, чреватое весьма тяжелы- ми последствиями как для исторических судеб тех стран, где это про- исходит, так и для политической карьеры самих реформаторов. В кон- це концов нам необходимо понять следующее: чтобы социальный иде- ал , ориентированный на ценности евро - американской цивилизации , смог действительно стать общепринятой программой и нормой жизни людей, нужно, чтобы этот идеал вошел в плоть и кровь их сознания, получил глубокое духовное обоснование, а не базировался бы только на интересе и даже зависти к материальному уровню жизни западных стран . А дело это весьма непростое . Достаточно вспомнить хотя бы глубокую традицию критики западной цивилизации в славяно-русской культуре, которая вовсе не была поверхностной и во всех отношениях бездоказательной, а скорее основывалась на веками выработанных ар- хетипах и структурах народного сознания, всенародном чувстве. Более того, в современной ситуации, когда западная техногенная цивилиза- ция оказалась перед лицом всеохватывающего экологического кризиса, эта критика получила новый импульс и дополнительные аргументы. С нею никак нельзя не считаться, просто отсечь или отбросить. При этом надо помнить, что реальное будущее складывается не только из того, что возникает и изменяется, но и из того, что останется неизменным или изменится мало. Идущие из глубин веков стереотипы поведения и нормы жизни, несмотря на все социальные катаклизмы и метаморфо- зы, имеют тенденцию воспроизводиться, как бы возвращаться в исход- ное состояние, набирать историческую инерцию, если и преодолимую, то лишь в экстремальных ситуациях , путем крайних , чрезвычайных мер, посредством насилия над живой народной жизнью. Прежде всего это относится к инерциям сознания, под воздействием которых в изме- ненном обличии сплошь и рядом воспроизводится старое содержание.
Давайте по крайней мере согласимся с тем, что любая страна дос- тигала наибольшего могущества только тогда, когда она находила свой собственный путь развития , а не слепо воспроизводила иноземный опыт. Подражание не может быть источником вдохновения. На основе ученичества государство, сколь-нибудь значимое на мировой арене, не построить и даже не сохранить. В культурных контактах и заимствова- ниях может происходить передача внешних форм, но «смыслы», если опять прибегнуть к высказыванию Шпенглера, не передаются . Заим- ствование чуждого опыта может быть полезным и эффективным лишь при условии наличия собственной основы, собственного ядра и своей смыслообразующей идеи. Если всего этого нет, то рассчитывать на ус- пех , процветание и самостоятельность не приходится . Отсюда ясно , что интенсивно все еще насаждаемый официальной пропагандой Рос- сии и Украины в качестве спасительной идеи приукрашенный образ капиталистического общества является ничем иным как заурядной ми- фологемой. Декларированное введение «чистого» капитализма ведет к еще более серьезным и трагичным последствиям , чем в свое время привело насильственное насаждение «чистого» социализма.
Отказ от исторических традиций и смысложизненных ценностей российского общества , обусловленных объективными факторами его существования , бездумный радикал - либеральный нигилизм по отно - шению к культурному и экономическому прошлому России, в частно- сти , по отношению к экономическому наследию СССР – гибельный для России, Украины и Белоруссии путь, который способен лишь обе- сточить потенциал социальной энергии народов этих стран. При про- должении этого курса, даже если удастся ценой невероятных усилий выбраться из кризиса , восточно - славянские страны будут обречены влачить жалкое существование на задворках мировой истории в виде зависимых сателлитов развитых мировых государств.
С точки зрения социальных последствий , радикально - рыночные эксперименты являются движением вспять . Они инспирировали не имеющий аналогов в истории наших народов разгул эгоистических групповых , классовых и мафиозных страстей , породили всевозмож - ные деструктивные процессы. А ведь еще в недалеком прошлом, при всех его известных пороках , преобладало коллективистское созна - ние , отношения взаимопомощи и солидарности . Человек тогда , не - смотря на всякого рода неустроенность , не чувствовал себя беспо - мощным и одиноким . Худо - бедно он был защищен довольно разви - той системой социального обеспечения (бесплатные здравоохранение и образование, например), которая по своей социальной сути долгое время была лучшей в мире и даже выступала в качестве образца для западноевропейских реформаторов .
«Шоковый выбор» российских реформаторов на деле явился дест- руктивной максималистической утопией, выразившейся в игнорирова- нии как реальных органических характеристик российского общества и цивилизации, так и объективных препятствий для воплощения в нем западных моделей развития. Этот выбор никоим образом не мог привес- ти к формированию современного продуктивно-промышленного капита- лизма. Он мог породить лишь паразитарный, торгово-ростовщический и криминально-авантюрный режим. Что и произошло на самом деле.
В действительности , постоянно воспроизводящиеся попытки вы- корчевать из душ и сознания восточнославянских народов все их про- шлое, развернуть их помыслы и идеалы исключительно в сторону За- пада – совершенно безнадежное дело . Невозможно с нормальными людьми, людьми, которые выросли, сформировались в своем социоп- риродном и культурно -цивилизационном контексте , имеют свою ду - ховную биографию, приобщены к определенным религиозным ценнос- тям, ментальным структурам и архетипам сознания, проделать такое. Наполнять новым содержанием можно лишь тех, кто внутренне пуст, кто не нажил своей собственной духовной биографии или окончатель- но ее потерял . В принципе ни один народ, имеющий свою историю, прошедший свой путь, отличающийся собственным опытом и своими смысложизненными ориентирами, немыслимо заставить вести исклю- чительно подражательный образ жизни , поголовно обезьянничать и попугайничать.
В теоретико-мировоззренческом плане коренная ошибка наших ме- стных западников заключается в том, что они отказывают восточнос- лавянским народам в особой цивилизационной идентичности . И это несмотря на то, что наука уже давно отвергла европоцентризм и одно- значно доказала, что цивилизованность совершенно неправомерно отож- дествлялась с одним только Западом . Наряду с западноевропейской цивилизацией существуют и другие вполне самодостаточные цивили- зации. Сегодня никто не решится утверждать, что поскольку Китай и Индия отличаются от Запада – они варварские страны. Отказывая во- сточнославянским народам в специфической цивилизационной иден- тичности, наши западники применяют к ним западный эталон и, нахо- дя несоответствие этому эталону, обвиняют их в отсталости и культур- ной несостоятельности. При таком подходе они обречены ненавидеть свои народы. Они не хотят понять, что наши народы имеют право быть не похожими на народы Западной Европы, иметь собственную тради- цию, свою судьбу и призвание в истории. Вот почему в условиях со- временности вопрос о цивилизационной идентичности (самоидентич- ности ), о нашем праве быть самими собой превратился в вопрос о нашем праве на существование вообще, о нашем культурно-националь- ном бытии как таковом.
В практике реальной жизни, перенимая ввиду невозможности за- имствования внутренних « смыслов » других культур лишь внешнюю форму, мы можем только потерять свое, получив взамен экзистенциальную пустоту , ощущение изгойства , комплекс неполноценности и уязвленное историческое самосознание. Потеряв себя, мы будем обре- чены поклоняться чужим идолам, бесконечно следовать чужим модам, подменяя тем самым свою собственную, подлинную жизнь.
Кроме того, следует особо подчеркнуть, что постоянно воспроиз- водящиеся попытки рассматривать русскую историю через призму За- пада , соотносить Россию с Европой как нормой и образом для нее имеют чрезвычайно пагубные последствия и в сфере российского об- ществознания , ибо обществознание , зажатое в тиски европоцентриз - ма, в принципе не способно на адекватное постижение закономерного развития российского (как, впрочем, и любого другого) социума. На- блюдения за ходом российской истории с нероссийской точки зрения неизбежно вело даже на редкость интеллектуально одаренных людей, исследователей крупного масштаба (С.М.Соловьева , В.О.Ключевско - го, например) к всевозможного рода искажениям и ошибкам в интер- претации фактов и обстоятельств русской истории. На деле чаще всего такой подход оборачивался оценкой образа жизни русского народа как неудавшейся, не реализовавшейся, не состоявшейся западной модели социального бытия. Это и понятно. «Теоретическое описание предме- та , – пишет российский исследователь В . Д . Соловей , – моделью для которого выступает другой предмет, не может быть адекватно предме- ту, который описывается . Проще говоря, чтобы создать теорию рус- ской истории, следует исходить из презумции самоценности, важнос- ти и уникальности этой истории, а не брать за образец другую. Тем более что, как афористично сформулировал английский историк Д.Ли- вен, если все истории уникальны, то русская история уникальна более других» [12, c. 40].
Сегодня, к сожалению, взгляд на национальную историю русского народа сквозь призму достижений Запада (технико-экономических преж- де всего) как никогда активно тиражируется в России, поддерживается и пропагандируется даже известными и весьма уважаемыми учеными. Для того чтобы избежать преднамеренных и непреднамеренных иска- жений и фальсификации бытия русского народа , точно выявлять ос- новные параметры русской идентичности, правильно осмыслить фор- му национальной идеи на разных этапах ее исторического развития , необходимо, наряду с прочим, научиться отсеивать, отфильтровывать ( т . е . осуществлять интеллектуальную селекцию ) всякие влияния за - паднического подхода к изучению российского социума. Причем это касается как взглядов на Россию собственно западных аналитиков, так и тех русских авторов, которые попали под влияние европоцентричес- кой исследовательской парадигмы.
Вообще, следует подчеркнуть, что стремление распространить за- кономерности, характерные для развития западноевропейской, по сути дела , уникальной и нигде более не повторяющейся , цивилизации на весь остальной мир – трудноизлечимая болезнь мирового обществоз- нания . Корни этой болезни – в зависти к материальному благополучию Запада , в « религии прогресса », закрывающих глаза на видение иных перспектив и горизонтов бытия. И это происходит в период гло- бального экологического кризиса, когда уже без особой исследователь- ской интуиции становится очевидным, что западноевропейская циви- лизация, основанная на идеологии неограниченного прогресса и потре- бительской психологии, и сама вступает в кризисное состояние, а все- му человечеству навязывает бесперспективный , тупиковый путь раз- вития несмотря на то, что все предшествующие попытки обществове- дов интерпретировать мир исключительно в европоцентристском клю- че потерпели полный крах.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 8-03-2013, 14:55 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.