RSS подписка
Реклама
 
НАУКА » Философия » Современные глобальные трансформации и проблема ис » Западничество как болезнь восточнославянского духа: от «лавочников-полуинтеллигентов» до «инвалидов» информационной войны
К сожалению, никакого прозрения у наших западников не наступа- ет. Оказывается, любые знания и опыт не в состоянии устоять перед иррациональным западничеством, порожденным по преимуществу бес- сознательно-сознательной завистью к материальному преуспеванию За- пада, перед взращенным в Западной Европе вирусом потребительства.
В свете сказанного нас бесконечно удивляют непрекращающиеся попытки целой армии ангажированных (мобилизованных и самомоби- лизованных ) исследователей , публицистов , работников СМИ и т . д . обосновать возможность преодоления раздвоенности и раскола ценно- стно-мировоззренческих ориентаций в российском обществе исключи- тельно путем элиминации одной из них и полного утверждения дру- гой , а именно того или иного варианта вестернизации и включения восточнославянских стран в систему инструментально-потребительс- кой цивилизации Запада. Причем сторонников данного пути нисколь- ко не смущает то, что это в принципе невозможно: западнической тен- денции с необходимостью будет противостоять контртенденция, кото- рая всегда окажется достаточно сильной, чтобы помешать ей превра- титься в безусловно доминирующую. Ведь народ, пока он существует как народ, не может, не потеряв себя полностью, оторваться от своих собственных цивилизационных корней. Полностью вестернизирован - ное российское общество или , что тоже самое , народ , разрушивший свой культурно - исторический тип , утративший свою цивилизацион - ную основу, может оказаться способным только на то, чтобы попол- нить кладбища стран и цивилизаций нашей планеты.
При рассмотрении этих сюжетов дело иногда доходит до крайних странностей . Так , один из поборников западного пути развития для российского общества пишет : «Для России как части Европы , части человечества , следование прежним своим историческим путем, опре- делившимся стихийно , в условиях неблагоприятной географической широты, самоубийственно. Жизнь требует отказаться от него – нужно отказываться, даже если в ее и других народов прошлом не было об- разцов подобного отказа. И потом – дерзкая, страшная мысль: может быть, новый, грядущий путь и есть свой, к признанию необходимости какового – хочется нам или нет – готовила нас предыдущая история, а старый, до сего дня пройденный, был только подступом?».
Сверхоригинальный выверт: своим путем для России деклариру - ется ее отказ от самой себя, и вся ее прежняя, своя история объявляет- ся лишь «подступом» к чужому для нее пути. Не странный ли финал предлагается для могучего суперэтноса, заселившего шестую часть суши планеты и создавшего свою уникальную, неповторимую культуру? Но самое страшное в этом рассуждении – призыв к насилию и новому волюнтаристическому эксперименту над живым телом народа, причем к эксперименту уже не просто с историей народа, но даже с его есте- ственной географической средой обитания. До каких пор этим можно заниматься ?
Если говорить о событиях , развернувшихся в Советском Союзе после 1985 года, важно отметить, что иллюзорным проектом быстрого вхождения России и других советских республик в «европейский дом» («цивилизованный мир»), успешной интеграцией в экономику самых высокоразвитых стран мира в этот период соблазнилась очень значи- тельная часть наиболее активного населения СССР. Будучи заведомо нереалистичным , этот проект тем не менее предопределил сознание, поведение и практическое действие целого ряда групп населения ог- ромной страны. В целом соблазн этот будет правильным определить как соблазн либерализма или, если прибегнуть к выражению Н.Я.Да- нилевского, как «болезнь европейничания ».
Следует, однако, иметь в виду, что наше западничество – явление далеко не однородное. В его состав входят различные, причем порой весьма, существенно различные группы и категории людей. Имеет смысл хотя бы в порядке постановки проблемы дать классификацию этих групп и категорий западников.
К первой, наиболее массовой, группе восточнославянских запад- ников можно отнести людей , которых , наверное , правильным будет назвать «лавочниками-полуинтеллигентами». Представители этой груп- пы полагают, что коль Запад (особенно США) богаче, экономически эффективнее , то ему и следует подражать , копировать его опыт и у него учиться . При этом они с завидным постоянством почему - то не дают себе интеллектуального труда попытаться понять, в силу каких объективных причин и факторов Запад стал экономически преуспева- ющим, почему именно в Западной Европе, а не в каком-либо другом регионе мира сформировалась предпринимательская экономика, осно- ванная на принципе получения максимальной прибыли, почему имен- но там, а не где-либо еще появился «экономический человек» («homo economicus») и т.д. Все это лежит за пределами их интереса. Они не считают нужным углубиться в вопрос о том , возможно ли реально распространение западных стандартов жизни на все регионы нашей



планеты, не обернется ли механическое заимствование и слепое подра- жание чужой культуре не процветанием и прогрессом, а новыми поте- рями, деградацией и разрушением. Вопрос о всякой цивилизационной специфике они попросту исключают. Им и в голову не приходит, что то, что стало возможным в Западной Европе, может быть объективно невозможным , например , в России , или является возможным лишь отчасти, и то в совершенно другом виде и обличии. Они априорно, без всякой рефлексии убеждены , что капиталистический рай возможен . Мыслят они в данном случае вполне в соответствии с логикой утопи- ческого сознания.
В своей действительности эти люди представляют собой ни что иное как квазиинтеллигенцию , « полуинтеллигенцию », « озверелых мещан», у которых ненасытная жажда потребления и «уродливо раз- витое чувство собственности» (М.Горький) являются абсолютно доми- нирующими. Будучи в основном выходцами из социальных низов, они уже успели оторваться от своего народа как носителя архетипа нацио- нального сознания, от родной почвы, но так и не поднялись до уровня духовно-интеллектуальной элиты общества.
Довольно внушительный количественный состав прозападно ори- ентированного «сословья» «лавочников-полуинтеллигентов», сформи- ровавшегося в восточнославянских странах к началу «перестройки », обусловлен, наряду с прочим, и своими специфическими причинами. Прежде всего , здесь надо указать на ожидания и прогнозы , которые содержала в себе хрущевская Программа построения коммунистичес- кого общества в Советском Союзе , принятая на ХХ II съезде КПСС . Как известно , эта Программа выдвигала в качестве основной задачи полное удовлетворение всех материальных потребностей советского человека, рельефно формулировала прогноз о том, что в ближайшем будущем «материальные блага польются полным потоком». Отсюда ее нереалистичность, ибо хорошо известно, что человек – это такое суще- ство , которое не имеет верхней границы своих потребностей . Он в принципе никогда не может быть удовлетворенным . Ориентация на удовлетворение всех материальных потребностей – это путь в безду- ховность. По сути дела, данная Программа была гедонистически ори- ентирована, постулировала возможность скорого становления в СССР потребительского общества такого уровня, который в принципе недо- стижим в странах капиталистического мира. В результате этого поко- ление шестидесятников стало все в меньшей мере ориентироваться на трудовую аскезу и этику самоограничения, характерные для предше- ствующего периода, и все больше погружаться в атмосферу изнежен- ного ожидания грядущего материального благополучия. Таким обра- зом, соревнование между социализмом и капитализмом в вопросе дос- тижения цивилизации потребления и досуга стало вольно или неволь- но разворачиваться именно на ниве буржуазной идеологии и психоло- гии. А если сюда добавить осуществлявшуюся после ХХ съезда КПСС десталинизацию общества, которая во многих отношениях осуществ-



лялась явно топорно, политически неграмотно и некорректно, в част- ности, давала молодежи ложные основания ощущать себя намного ум- нее и выше своих отцов, а также исподволь сопровождалась нарастаю- щим отказом общества от масштабных (реалистических, но дерзновен- ных) задач по преобразованию мира, то в значительной степени станут понятными истоки и причины того мелкобуржуазного бунта, который охватил во второй половины 80-х годов проигравший экономическое соревнование с Западом Советский Союз . Все эти обстоятельства и процессы явились в конце концов одной из мин , которые взорвали советское общество и привели к крушению СССР.
И в целом , говоря о причинах широкой экспансии идеологии и психологии « лавочников - полуинтеллигентов » в СССР , необходимо иметь в виду то , что в сфере общественного сознания и социально - политической практике «советскому проекту» как масштабной програм- ме преобразования общества постоянно , так или иначе , скрыто или явно противостоял «антисоветский проект» – система взглядов, поня- тий и устремлений того культурного и политического движения, кото- рое впоследствии стало главным действующим лицом перестройки и либерально-рыночных реформ. Это движение имело свою длительную историю, точки максимума и минимума, прошло ряд стадий и, в конце концов, одержало верх [14].
Вторую группу наших западников правомерно назвать «интелли- генты-беспочвенники». Это довольно многочисленный и пестрый слой работников умственного труда («образованцев»), которые так или иначе сориентированы европоцентрически, привержены западноевропейским ценностям , восхищаются западноевропейским образом жизни , куль - турными достижениями и т.д. Многим из них искренне хочется выст- роить Запад на восточнославянских землях, достичь западного уровня материального потребления. В силу этого они выступают довольно на- стойчивыми и последовательными проводниками идей и идеалов (или, если хотите, безыдейности), присущих Западу.
К этой группе отечественных западников следует отнести различ- ного рода революционеров и радикал-реформаторов, откровенно при- верженных принципу волюнтаризма. С их точки зрения никакие объек- тивные препятствия не в состоянии помешать перенесению западноев- ропейского опыта на восточнославянскую почву , если на это будут сориентированы воля и мысли политического авангарда общества, на- правлена организационно оформленная деятельность хозяйственников, экономистов и других представителей правящей элиты. Другая часть наших западников-интеллигентов исходят из ложной посылки о суще- ствовании « единой мировой цивилизации », из признания того , что жизнь и судьба всех стран мира подчинена действию единых и одина- ковых законов , определяющих магистральное направление развития человечества. При этом, согласно данной посылке, таким магистраль- ным направлением развития является рыночная экономика западноев- ропейского типа. Именно принципы свободного рынка, частной соб-



ственности и демократии, утвердившиеся в свое время в Западной Ев- ропе, предстают здесь в качестве универсальной основы для развития всякого «нормального» общества и, соответственно, единственно ра- зумной перспективой для новых независимых государств. Итог всего этого – представление об истории как одномерном процессе, отказ не- западным народам в праве на самостоятельное историческое творче- ство, трактовка их как лишенных внутренних потенций для динами - ческого саморазвития и обреченных – во имя выживания – на беско- нечное подражание чужому опыту.
В действительности же социальный мир сущностно разнообразен. Различным культурным кодам (запечатленным в традициях, обычаях и нравах, в религиозных верованиях, языке, фольклоре, литературе и т.д.) соответствуют и различные типы социокультурного развития. Все цивилизации различаются своими системами ценностей, своим отно- шением к природе, труду, богатству, собственности, пониманием обя- занностей человека по отношению к детям, семье, общине. Они поро- дили особые понятия чести и долга, наполнили разным содержанием категории свободы , прав, дали свое толкование власти, государства , движущих сил истории и т.д.
Это касается и экономики. Всякая экономика (в том числе рыноч- ная) развивается и функционирует в определенных конкретно-истори- ческих условиях и не может быть нейтральной по отношению к ним. Уже только поэтому экономическое развитие носит многовариантный характер и не является одновариантным для разных регионов, стран, цивилизаций . Попытка же рассматривать лишь одну экономическую систему (в данном случае капиталистическую рыночную экономику ) как образец, модель для всеобщего подражания, как некий универсаль- ный, всегда тождественный самому себе механизм, способный функ- ционировать в любой стране , были бы только на то желание и воля политической элиты и деловых кругов , есть не что иное как новая эпохальная иллюзия .
К данной категории западников также можно причислить весьма немногочисленный слой людей, которых можно отнести к рафиниро- ванным эстетам и интеллектуалам , являющимся поклонниками куль- турных достижений тех или иных западноевропейских стран и имею- щих в этом аспекте свои четко выраженные вкусовые предпочтения . Например , кто-то из них увлекается английской поэзией или немец - кой живописью , или французской архитектурой и т . д . В этом , соб - ственно, нет ничего плохого. Наоборот, такие увлечения при условии отсутствия нигилистического отношения к культурным достижениям своего народа могут даже способствовать плодотворному межкультур- ному диалогу. Однако если носители этих предпочтений и увлечений преступают меру и начинают противопоставлять возвышенный, гума- нистический образ Запада местной «архаике», воодушевленно приви- вать студентам и читающей публике любовь исключительно к западно- европейской и североамериканской культуре, литературе, музыке и т.д.,



то они волей-неволей переходят от диалога к монологу и объективно способствуют формированию у своих соотечественников уязвленного исторического самосознания и комплекса неполноценности.
К «интеллигентам-беспочвенникам» также можно отнести некото- рую часть населения восточнославянских стран, которые, хотя ничего и не приобрели и даже очень многое утратили в результате «рыночно- либеральных реформ», но все же не перестали поддерживать эти ре- формы , любить Запад и преклоняться перед ним. Вспоминается , как примерно 9 – 10 лет назад в средствах массовой информации проско- чило сообщение о женщине, которая, потеряв все средства к существо- ванию, выбросилась из окна своего дома, прижимая к груди портрет Ельцина .
Такого рода западники чем-то напоминают чиновника Лебедева – известного персонажа из романа Ф . М . Достоевского « Идиот ». Так , Лебедев, узнав о том, что Рогожин (один из главных героев романа) получил миллионное наследство , стал всячески ему прислуживать и угождать. На резкое замечание Рогожина о том, что он ему все равно не даст ни копейки, «хоть бы ты тут вверх ногами передо мной ходи», Лебедев ответил : « И буду , и буду ходить ... И не давай ! Так мне и надо; не давай! А я буду плясать. Жену, детей малых брошу, а перед тобой буду плясать. Польсти, польсти!» [15, c. 11].
Вот так и некоторые наши западники: движимы иррациональной, безотчетной любовью к «обществу потребления», к странам, обеспечи- вающим бесконечную смену потребительских товаров, готовы, подобно лакеям, на бесконечное унижение, преклонение и бездумное эпигон- ство. Причем они готовы это делать даже в том случае, если их кумир, этот Запад, не только ничего не дает своего, но и отнимает чужое.
Кстати сказать, среди наших западников появились и такие, кото- рые , подобно Смердякову , незаконнорожденному сыну Карамазова (опять же персонажа из известного романа Достоевского), стали горь- ко сожалеть, что советский народ выиграл войну с фашистской Герма- нией и всячески упрекать в этом ветеранов-победителей. Схема мыш- ления та же, что и у Смердякова, который считал, что лучше было бы, если бы такая культурная нация , как Франция , одержала бы победу над «некультурною» Россией . Неосмердяковы приводят те же самые аргументы, но только уже в отношении Германии.
Восточнославянские западофилы неизбывно мечтают о вступле - нии в Европейский Союз , так как там « очень высокий жизненный уровень». Для многих из них это похоже, как не без иронии замечает современный украинский исследователь А.Ваджра , на «призыв к по- ходу в соседний гастроном за водкой и колбасой» [16, c. 16]. При этом сторонники «европейского выбора» никак не хотят учесть того обстоя- тельства, что те западные государства, которые создали Европейский Союз и вошли в страны « золотого миллиарда », достигли высокого уровня жизни еще до создания данного Союза. И создавали они этот Союз не по причине братской любви и искренней привязанности друг



к другу, а руководствуясь исключительно прагматическим соображени- ем стать сильнее своих неевропейских конкурентов. В любом случае ЕС не намерен быть для кого бы то ни было филантропической орга- низацией. Нашим западникам , одержимым иррациональным стремле- нием войти в «европейский дом», следовало бы все же задуматься об этом. Им бы не помешало понять, что «даровой колбасы» они в совре- менном мире нигде не найдут , а вот новую , еще пока до конца не изученную форму периферийной зависимости они получат наверняка. Явные симптомы такого поворота событий уже обнаруживаются сегод- ня и в Польше, и в Румынии, и в Болгарии, и вообще во всех странах, которые не составляют ядро ЕС и не входят в клуб самых богатых государств современного мира. Уровень понимания нашими западни- ками всех этих проблем, масштаб их мысли и духа не могут не удив- лять своим примитивизмом и ограниченностью.
Беспочвенность , неорганичность, оторванность от корней народ- ной жизни части нашей интеллигенции просто поражают . Причины этого феномена кроются, по-видимому, в особенностях процесса фор- мирования отечественной интеллигенции как социального слоя . Ис - следование данного процесса убеждает нас в решающей роли фактора маргинальности интеллигенции . Она формировалась в России и Со - ветском Союзе по преимуществу из представителей социальных сосло- вий и групп, порвавших со своим прошлым. Лишенные скрепляющих уз традиции и устоявшегося образа жизни, они были чрезвычайно идей- но подвижными , падкими на « передовые » учения . Маргинальность обусловила «безбытность » представителей такой интеллигенции , не- приятие ею устойчивых форм жизни и враждебное отношение к пред- ставляющим их социальным структурам. В отличие от отечественной интеллигенции консервативного крыла , с ее здоровым рассудочным критицизмом и осторожным проективным мышлением, западническое крыло интеллигенции характеризуется теоретическим радикализмом , лихорадочным отрицательством , некритической приверженностью к рискованному социальному экспериментаторству. Из западной мысли оно воспринимает лишь то, что соответствует ее установкам на разру- шение существующего порядка жизни , – все упрощенно -отрицатель - ные , нигилистические устремления : атеизм , материализм , социалис - тические и либеральные идеи в самых радикальных их формах, поли- тический экстремизм – все самое бунтарское и разрушительное. Пыта- ясь внедрить в жизнь народа самые «прогрессивные » и «передовые » учения, она бросает этот народ в пучину заговоров, революционных потрясений , маразматических перестроечных экспериментов , развра- щает его сознание (особенно молодежи) социальными и политически- ми утопиями и т.д. Отсюда заключаем, что западники по своим интел- лектуальным и морально-психологическим качествам отнюдь не самая прогрессивная часть нашей интеллигенции. Напротив, западники пред- ставляют собой наименее дальновидную и, к сожалению, наиболее кор- румпированную и компрадорскую группу людей в восточнославянских



странах. Вообще мы должны признать, что «почвенники» и патриоты всегда предпочтительнее «беспочвенников » и «чужебесов », а ориги- нальные, самостоятельно мыслящие люди всегда интереснее подража- телей и имитаторов.
Третью группу восточнославянских западников будет, пожалуй, уме- стным определить как «номенклатурщиков-перерожденцев». Предста- вители этой группы, как правило, занимают высокие посты во власти, включая экономическую, и в средствах массовой информации, генеало- гически все или почти все они «родом из КПСС». К ним примыкают выходцы из торговой мафии, теневики и коррупционеры всех мастей.
Эта категория западников являет собой большую (если не преоб- ладающую) часть 4-го и 5-го поколений номенклатурных работников (чиновников высшего ранга ) Советского Союза , которые к середине
80-х годов прошлого века утратили всякую веру в идеалы коммунизма, его принципы и ценности. Они все уже к этому времени смотрели с вожделением в сторону Запада, восхищались его достижениями, меч- тали о ничем не ограниченных путешествиях за границу с проживани- ем в 5-звездочных отелях. Марксистская идеология и в целом советс- кий образ жизни рассматривались ими уже как сковывающее начало, как препятствие к реализации сформировавшихся у них новых устрем- лений и ожиданий . По мере того как СССР начал явно проигрывать экономическое соревнование с Западом, и «социалистический корабль» стал постепенно крениться, эта группа лиц замыслила (наверное, сна- чала инстинктивно , а потом более осознанно и « теоретически » обо - снованно) перевести свое ненадежное положение во властных струк- турах (сегодня член ЦК КПСС, а завтра нет) в нечто более устойчивое и надежное – в собственность , в капитал . Для реализации этой цели была выдвинута и «обоснована» идеологема о необходимости возвра- щения в « лоно мировой цивилизации », вхождения в « европейский дом», построения в Советском Союзе «демократического» рыночного общества западного образца и т.д. Чтобы дать этой идеологеме жизнь и внедрить ее в массовое сознание, номенклатурщикам понадобились
« гласность » и союз с интеллигенцией , которая своим авторитетом могла бы осветить замысленное ими дело . И как ни странно , союз номенклатурщиков и интеллигенции получился . Часть интеллиген - ции , включая и ее верхний творческий слой , увлеченная лозунгами
« гласности », « демократизации », « рыночных реформ », призванных в ближайшие сроки превратить всех граждан Советского Союза в зажи- точных и богатых людей, действительно осветила своим авторитетом
« аппаратный переворот » и поспособствовала номенклатурщикам и нуворишам осуществить грабительскую приватизацию народной соб- ственности, а затем в очередной раз была безжалостно обманута, от- странена от рычага общенационального влияния , обнищала и лиши - лась всего того, что хотя бы в какой-то степени делало ее авангардом нации . И поделом ей . История мстит ей за ее непробиваемую глу - пость и неспособность чему-то учиться.



Если прозападная творческая интеллигенция духовно и идеологи- чески поддержала « номенклатурный переворот » (« эпоху Большого Хапка »), то те слои населения , которые мы отнесли к «лавочникам - полуинтеллигентам », обеспечили массовую опору, стали социальной базой социально - политического переворота , не имеющего аналога в мировой истории.
И что интересно: несмотря на то, что Советский Союз находился на стадии перехода от индустриального к постиндустриальному обще- ству (на это, например, однозначно указывал Д.Белл – один из круп- нейших специалистов по постиндустриализму), «архитекторы» и «про- рабы» «перестройки» стали интенсивно реставрировать те формы соб- ственности, которые были доминирующими для начальных стадий раз- вития капитализма. Все это, конечно, происходило отнюдь не случай- но: формы собственности, имевшие место в ХVIII и начале ХIХ веков, давали наибольший простор для грабительской приватизации.
Среди «номенклатурщиков-перерожденцев» оказалось немало пря- мых агентов влияния Запада, откровенных компрадоров, предателей и циничных хапуг. Вся эта публика вместе с открыто перешедшими на ее сторону «интеллектуалами» («научными работниками») трансформи- ровалась в конце концов в своего рода корпорацию «внутренних вампи- ров». Последние, объединившись с «внешними вампирами», до сих пор продолжают высасывать соки из российского общества и народов неко- торых других стран СНГ. Иначе как можно объяснить тот факт, что только на первом этапе приватизации было продано 500 крупнейших предприятий России стоимостью не менее двухсот миллиардов долла- ров фактически за бесценок (примерно за 7,2 млрд. долларов), и они оказались в основном в руках иностранных компаний или подставных структур. Причем все эти предприятия относились к объектам стратеги- ческого, а в ряде случаев и прямого военного назначения [4, c. 234].
«Номенклатурщики-перерожденцы» и примкнувшие к ним попут- чики действительно в России и ряде других стран СНГ сказочно разбо- гатели и отгородились высокими заборами от огромных масс вконец обнищавшего народа. Сегодня всюду выделяются их особняки («зам- ки ») на фоне серых , убогих и полуразвалившихся домов основной массы населения . Чрезвычайно интересную и глубокую попытку ос - мыслить этот феномен предпринял А . С . Панарин . Он пишет : «... Что означают эти сверхвысокие заборы , бойницы , ограждения – словом , весь этот фортификационно-крепостной стиль? Можно ли его интер- претировать как жилье собственника, прочно окопавшегося бюргера? Думается, ответ напрашивается сам собой: это не жилье бюргера, это крепость завоевателя, знающего, что туземная среда ненадежна и враж- дебна. Бюргерское пространство отличается своеобразной двойствен- ностью . Одной стороной оно обращено вовнутрь , символизируя не - прикосновенность частной жизни, другой, – вовне, символизируя граж- данскую активность и ответственность тех, кто ощущает себя отцами города. В архитектурном стиле «новых русских» ничего «бюргерско-



го » и « отцовского » не ощущается . Доминирует интуиция форпоста , размещенного в ненадежном, если не прямо враждебном социальном окружении . Надо ли уточнять , что над теми , кто чувствует себя за стенами, осажденной крепости, маячит тень возможной эвакуации...?» [17, c. 163].
Думается , эти люди были бы намного мудрее , если бы они рас - сматривали Россию не как «эту страну», а как свое отечество и вместе с народом обустраивали его. Без этой мудрости, судя по всему, им так или иначе , в той или иной форме не удастся избежать «эвакуации ». Ибо, как справедливо пишет все тот же Панарин, «...Момент истины, еще не наступивший для тех, кого страх перед собственной страной так ослепляет, так или иначе приближается. И состоит он в том, что ведь никаким договором, даже если бы договоры здесь что-либо значили, не обеспечен прочный статус наших новых собственников на Западе. Американские покровители вовсе не склонны здесь связывать себя ка- кими-либо однозначными обстоятельствами и признанием некоего ста- тус-кво: это ваше, это наше. Наши новые собственники до сих пор не поняли, что они в дороге, и дорога эта ведет в никуда: чем больше они сдают позиции собственной страны в обмен на «американские гаран- тии», тем меньше у них гарантий, ибо американский гегемон признает только тех контрагентов, за спиной которых сила, а российскую силу
«реформаторы» как раз и разрушают. Настоящее политическое откро-
вение наших дней состоит в том, что не только Россию не пустили в
«европейский дом» – не пустили туда и нашу либеральную политику, она пребывает в статусе заложника Запада, а не его партнера. Наши доморощенные глобалисты (не включая сюда тех, кто исконно несет в себе «глобальный опыт» диаспоры ), оттолкнувшие себя от страны и оттолкнувшие ее от себя , изначально чувствовали себя « на чемода - нах», «в дороге». Только напрасно они думали, что прибытие на стан- цию назначения – на Западе – им гарантировано . То , что предстоит дорога, это факт, но куда лежит эта дорога, это еще спрятано в мутной пелене нашего времени» [17, c. 163].
К четвертой группе западников, не очень многочисленной, но весь- ма агрессивной, имеет смысл отнести различного рода карьеристов от политики (или политических карьеристов ), которые , начиная с 1985 года, рельефно обнаружили себя и в России, и в Беларуси, и на Укра- ине. На поверку представители этой группы не являются убежденны- ми и последовательными западниками. Это такого сорта люди, кото- рые ради политической карьеры легко меняют свои « убеждения »,
«принципы» и взгляды, даже торгуют и спекулируют ими. Для них в конкретно-исторический момент (перестроечное и постперестроечное время) просто стало выгодно, стремясь к овладению рычагами полити- ческого руководства («войти во власть»), разыгрывать западническую карту, демагогически спекулировать на якобы открывающейся скорой возможности войти в богатый «европейский дом», в «лоно цивилиза- ции» и т.д. В своих программных заявлениях и декларациях они прежде



всего апеллировали к только что рассмотренным нами «лавочникам - полуинтеллигентам», «интеллигентам-беспочвенникам», «номенклатур- щикам-перерожденцам», распаляя у них еще больше зависть к богато- му «демократическому » Западу , жажду денег и власти . При измене - нии ситуации (конъюнктуры) эти люди с неистовством начнут пропо- ведовать нечто другое, даже прямо противоположное. Более подроб- ного разговора эта категория лиц не заслуживает.
Пятая группа восточнославянских западников, к сожалению, весь- ма многочисленная и относительно наиболее новая, может быть мета- форически названа «инвалидами информационной войны». К этой группе в первую очередь можно отнести молодежь, попавшую в информаци- онное поле (сети) антирусских, антивосточнославянских СМИ. Пред- ставители этой категории западников вполне нормальные молодые (и не совсем молодые) люди. Они просто стали жертвами той целенап- равленной, глубоко эшелонированной информационной войны, кото- рая в течение ряда лет как извне, так и изнутри ведется против восточ- нославянских народов . Количественный рост « инвалидов » информа - ционной войны, одураченных и «зомбированных» людей находится в прямой зависимости от « успехов » и интенсивности « работы » СМИ . Если бы , скажем , СМИ современной России в течение больше чем полутора десятка лет не были бы с явно преобладающим антироссийс- ким вектором , то и « инвалидов » информационной войны было бы гораздо меньше. Но, к сожалению, этого не произошло, да и сегодня происходит далеко не в полной мере.
Интересно, почему же сложилась такая парадоксальная ситуация с российскими средствами массовой информации?
Ответ здесь в принципе ясен. Прежде всего это случилось потому, что в российских СМИ (особенно на телевидении) была установлена монополия той социальной группы ( или групп ), которую мы одно - значно относим к западникам, беспочвенникам различного рода. Для этих последних главная цель заключалась в том, чтобы «растолочь», разрушить восточнославянское цивилизационное «ядро», деформиро- вать и сломать глубинные архетипы народного сознания, препятствую- щие вхождению в «европейский дом ». Свободу слова они понимали исключительно как свободу растлевать, разлагать российское общество, инспирировать и нагнетать различные формы патологии массового со- знания, формировать упадническое общественное настроение, тоталь- но нагнетать образ России как «ненормальной» и неполноценной стра- ны, т.е., по сути дела, сформировать у граждан России комплекс не- полноценности и уязвленное историческое самосознание.
Оказавшись в руках западников , многие из которых были абсо - лютными русофобами и прямыми агентами влияния извечных геопо- литических противников России , российские средства массовой ин - формации несли в себе невероятный по разрушительной мощи им - пульс. Трудно найти в истории пример, где бы презрение к собствен- ной стране так интенсивно подпитывалось и нагнеталось всем, что го-



ворилось и делалось тогда в перестроечный и постперестроечный пе- риод в России . По национальному самосознанию русских людей , по мнению россиян о самих себе и о России был нанесен в те годы беспре- цедентный удар. Такого падения в собственных глазах русские люди в прошлом еще не испытывали.
Стоит только задуматься о всей совокупности факторов, негативно влияющих на историческое самосознание, самооценку и самоуважение населения России, как охватывает ужас. В самом деле, в течение боль- ше чем 70 лет всеми средствами хорошо отлаженной пропагандистской машины Советского Союза, включая и «научные» труды по истории, обосновывалось и доказывалось, что все происходившие в России до октябрьской революции было беспросветно ужасно и невыносимо пло- хо. Потом, начиная со второй половины 80-х годов прошлого столетия, был невероятно облит грязью и изруган весь период строительства соци- ализма в Советском Союзе. Как в такой ситуации испепеляющего пре- зрения ко всей российской действительности и до, и после революции
1917 года выстоять и сохранить оптимистически-полноценное истори-
ческое самосознание, избежать тяжелой болезни национального духа?
Кажется даже удивительным, как после такой усиленной бомбар- дировки общественного сознания со многих сторон, такой мощи де - формирующего души людей информационного катка в России все еще сохранились здоровые народные силы и патриотически настроенная часть интеллигенции, борющиеся до разрыва сердца за исторические перспективы и достойное место своего отечества в современном мире, сохранившие присутствие духа и веру в будущее.
Наверное, никто не станет спорить, что общество, не любящее свою страну и потерявшее веру в свое историческое призвание, никогда не станет процветающим . Вот почему сейчас Россия и близкородствен - ные ей народы стоят перед жесткой необходимостью дать ответ на «вы- зов среды ». И задача здесь , конечно , заключается не только в том , чтобы упразднить монополию западников-русофобов в тех СМИ, где они ее еще сохраняют (что само по себе, безусловно, очень важно), а прежде всего в том, чтобы восстановить национальный контроль над элитами , сформировать такие национальные элиты , для которых власть – это ответственность за судьбы страны. А говоря шире, задача состоит в том , чтобы кардинально изменить общественный климат , который позволит загнать тяжелую болезнь беспочвенничества в соот- ветствующие ей карантинные ниши.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 9-03-2013, 14:56 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.