RSS подписка
Реклама
 
НАУКА » Философия » Современные глобальные трансформации и проблема ис » На пути к историческому самоопределению: приоритеты, задачи, возможные сценарии
Чтобы освободиться, наконец, от всякого рода псевдометаморфоз, преодолеть ситуацию цивилизационного «пограничья », мучительной раздвоенности сознания восточнославянских народов, явно усилившуюся в начале ХХI века, необходимо отказаться от иллюзорных надежд «войти» в чужой дом, будь то в западноевропейский или какой-либо другой, и приступить к обустройству своего собственного дома, на своей собственной культурно-цивилизационной и природно-географичес- кой основе, стать полностью самостоятельной системой, обрести духовно-ценностную цельность и единство. Без всего этого российское общество не только не выйдет из смуты, уже продолжающейся почти 20 лет, но войдет в новый, возможно, гораздо более страшный и разрушительный, ее виток.
Проблемы, с которыми столкнулись восточнославянские страны, настолько уникальны, настолько своеобразны и оригинальны, что ника- кой внешний опыт не может нам помочь их решить. Никогда и нигде, ни на Западе, ни на Востоке никто не сталкивался с подобного рода проблемами. Вот почему у наших народов есть только один путь, одна задача: найти свой «ответ на вызов среды», свое цивилизационное из- мерение, выдвинуть и воплотить в жизнь свой социальный проект. И только те лидеры, которые окажутся способными, опираясь на ментали- тет, исторический опыт и традиции своих народов, предложить какой- то новый, отвечающий требованиям сегодняшнего дня комплекс идей и моральных, нравственных императивов, будут соответствовать высоте своего положения и заслужат память потомков. Ибо только на собственной культурной матрице возможна всякая успешная модернизация, как это было, например, в Японии в ХIХ – ХХ веках, в Китае в ХХ веке.
Восточнославянские страны действительно нуждаются в модерни- зации , но не в вестернизации . Эта модернизация будет иметь успех только в том случае, если будет осуществляться в нравственном кон- тексте, отвечающем идеалам «русской правды» – равенства и справед- ливости . Эта модернизация должна осуществляться усилиями всего народа для пользы всех и каждого. Естественно, что она будет мобили- зационной, то есть, осуществляться за счет внутренних ресурсов соци- ума, а поэтому потребует определенных жертв со стороны населения. Издержки модернизации , ее бремя должны быть равными для всех , как равно все должны будут воспользоваться ее плодами [5, c. 108]. Только такого рода модернизация может вдохновить восточнославянс- кие народы. Причем не модернизация в духе инструментально-потре- бительской , техногенной цивилизации Запада , а модернизация в на - правлении движения к духовно -экологической цивилизации будуще - го . В этом смысле модернизация восточнославянских стран должна быть опережающей, т.е. модернизацией, не повторяющей путь, прой- денный Западом. Она должна осуществляться на основе базовых фак- торов социоприродной и социокультурной эволюции восточнославян- ских обществ. Заметим, кстати, что несостоятельность и незавершен- ность большинства модернизационных реформ в России, рано или по- здно сменяющихся контрреформами, объясняется тем, что все эти ре- формы осуществлялись исключительно в русле европеизации, с пози- ции европоцентризма. Только за последние два века Россия пережила



целый ряд циклов реформ – контрреформ, в ходе которых волны ли- берализации многократно сменялись волнами усиления государствен- ного контроля над экономикой и в целом над жизнью общества. Все дело здесь в том, что российские реформаторы, будучи в большинстве своем иррациональными западниками, не хотели и не могли осознать того, что Россия представляет собой особую цивилизацию, существую- щую и развивающуюся наряду с другими цивилизациями, в том числе и западноевропейской. Не учли этого фундаментального характера об- стоятельства, хорошо известного уже Н.Я.Данилевскому и целой пле- яде западно-европейских мыслителей, включая даже такого последова- тельного русофоба, каким является Зб.Бжезинский, и «бесы перестрой- ки» 90-х годов прошлого века. Отсюда – изначальная обреченность как многих предшествующих циклов реформ, так и последней, современ- ной, базирующейся не на своем национально-цивилизационном проек- те, а осуществляющейся на основе бесконечно подражательной и эпи- гонски-плагиаторской интенции, носящей как никогда ранее последо- вательно европоцентристский характер.
Обустраивая нашу жизнь, необходимо отталкиваться от нашей дей- ствительности, выявляя и развивая в ней все то, что жизнеспособно и перспективно, что возвышает и облагораживает нас, вместе с тем иско- реняя все в ней негативное и уродливое. На этом пути самосовершен- ствования мы можем и должны заимствовать у других народов (сохра- няя при этом глубинные основы и смыслы своего бытия) все то, что способно помочь нам, восточным славянам, реализовать свое предназ- начение в мире, дать человечеству то, что кроме нас никто не может. Здесь важно иметь в виду то обстоятельство , что только тот народ способен преодолеть все преграды, найти свое место, самоопределить- ся и утвердиться в мире , который не потерял веру в себя , который ощущает и осознает свое призвание и свою миссию в истории, имеет перед собой высокую цель. Народ, утративший свои жизненные ори- ентиры, оторвавшийся от своих духовных корней и лишившийся свое- го духовного содержания, даже при условии материального богатства и экономического процветания становится легко уязвимым, неспособ- ным отстоять себя в этом сложном и конкурентном мире.
И тем не менее восточнославянские народы, несмотря на все рис- ки и сложности своего серединного положения между Востоком и За- падом с их крайне противоположными формами социально - культур - ных традиций, смогли не только пережить столкновение данных тра- диций, но и в известной степени синтезировать их. Это был сложный и болезненный процесс, в результате которого тем не менее возникло живое, органическое образование. Плодотворность и жизненность сфор- мировавшегося таким путем социально-политического организма была подтверждена как материально (успешные войны, расширение импе- рии, постоянно убыстряющееся экономическое развитие), так и духов- но (становление и упрочение собственной духовной культуры). В раз- витии восточнославянских народов совместилось глубоко концепту -



альное мировоззрение c редневековья , включающее в себя повышен - ный интерес к основным вопросам о смысле жизни и истории, и пост- ренессансная культура Запада, обладающая необычайной яркостью и индивидуальностью. Россия стала наследницей этих взаимодополняю- ще-взаимоисключающих традиций, она пережила их столкновение, она дала их синтез. Отсюда – «универсализм» Пушкина и Гоголя, Досто- евского и Толстого. «Можно сказать, что в русской цивилизации сли- лись три линии развития человечества: открытая Космосу древнезем- ледельческая религия , христианство ( в его православном аспекте ) и западная постренессансная культура...» [18, c. 120].
Только путем творческого синтеза импульсов Запада и Востока , Юга и Севера, а не механического заимствования ценностей лишь од- ного западноевропейского цивилизационного типа, восточнославянс - ким странам как «контактной зоне Восток – Запад», можно будет орга- нично и в полной мере самоопределиться в мире. Возможно, именно судьба «цивилизационного контактера», каким в силу своего геогра- фического положения и специфики истории выступает восточносла - вянский регион, позволит ему на новом витке социокультурного раз- вития человечества осуществить синтез противоположных начал, сыг- рать ведущую роль посредника между различными цивилизационны- ми типами , преодолеть их односторонность и тем самым проторить дорогу в посттехногенное (экологобезопасное) общество. Именно то, что восточнославянские страны так и не вошли в машину западноевро- пейской цивилизации в качестве ее прилаженного блока, не только не умаляет значимости и достоинств их исторического пути, но, напро- тив, открывает один из реальных шансов избежать человечеству тех- ногенной смерти, таит в себе в наш кризисный век еще не до конца раскрытые интенции и перспективы.
Сегодня имитаторско-плагиаторский тип истории для народов мира завершается . Подражательные модели развития оказались для боль - шинства народов непомерно, трагически затратными. Ибо чем больше пути развития тех или иных стран срисовывались с передового Запада, тем быстрее они скатывались в пропасть долговой кабалы, обессмыс- ленной жизни и духовной пустоты, тем меньше оставалось у них по- тенций и возможностей к собственному историческому творчеству и историческому самоопределению. Поэтому грядет время истории, ос- новывающейся на собственном опыте и собственной традиции. Это в первую очередь касается восточнославянских народов , которые как никакие другие настрадались от широкомасштабных экспериментов по внедрению западноевропейских стандартов жизни. Сегодня все гово- рит о том, что «прозападная мутация» сознания восточнославянского общества вступает в завершающую фазу. В обозримом будущем наивно утопические установки «жить как на Западе» должны смениться воз- рождением Русской идеи в ее наиболее широком понимании, включа- ющей в свое содержание самобытные духовные достижения и Белой Руси , и Украины .



Может возникнуть вопрос: почему мы больше говорим об истори- ческой судьбе восточнославянской (восточнохристианской) цивилиза- ции в целом, а не о судьбе отдельных (суверенных) восточнославянс- ких стран , в частности , не говорим особо о перспективах развития республики Беларусь, как это хотелось бы слышать противникам со- юза России и Беларуси?
Ответим так: невозможно разглядеть очертание и контуры даль- нейшего пути развития белорусского общества , каким - либо образом предвидеть его будущее вне контекста анализа мировых интеграцион- ных (и дезинтеграционных ) процессов, не осмыслив и не уяснив ха- рактер и направленность исторического движения основных локаль - ных цивилизаций современности .
Дело в том, что в эпоху глобализации, наиболее рельефно обнару- жившей себя в формировании крупных региональных самодостаточ - ных центров развития и силы , свой суверенитет такие страны , как Беларусь (и даже страны намного более крупные, чем она) могут со- хранить только в коалиции (союзе) с другими странами и народами, прежде всего в союзе с народами близкородственными в культурно- цивилизационном отношении. Сами по себе государства типа Респуб- лики Беларусь не могут претендовать на абсолютный суверенитет. Ос- нования для такого рода притязаний, к сожалению, уже ушли в про- шлое. Поэтому, если спросить, «что конкретно наиболее важно в гео- стратегическом плане для восточнославянских народов в данный исто- рический момент?», то ответ может быть только один: формирование регионального восточнославянского центра развития и силы на соб - ственной культурно-цивилизационной основе.
Объективно вопрос стоит так . Объединяющаяся и объединенная Европа однозначно не считает православные восточнославянские на- роды своими и похоже, что и в обозримом будущем считать не будет. Мы для нее вечно чужие . Для « тигров » Азии ( прежде всего Юго - Восточной Азии) и народов исламского мира мы тоже далеко не свои. В этой ситуации восточнославянским народам остается два пути: или они консолидируются, объединяются и создают свой собственный центр развития и силы, или они превращаются в «этнографический матери- ал», почву и удобрение для развития других цивилизационных цент- ров развития. Вот и получается, что только в союзе друг с другом и некоторыми другими странами Евразии восточнославянские народы могут сохранить себя, найти свою нишу и место в мире. Поэтому, заботясь об исторической судьбе Беларуси, нельзя не думать о перс- пективах развития восточнославянской цивилизации в целом.
Правда, многие представители политической элиты и научной об- щественности Украины , да и в некоторой степени Беларуси , имеют обыкновение писать о том, что обе эти страны являются центром Евро- пы, что поэтому именно европейский, а не евразийский (читай: рос- сийский) вектор развития для них наиболее естествен, органичен, даже безальтернативен и т.п. Интересно, как отреагировали бы англичане,



французы или немцы, услышав, что Украина или Беларусь – это центр Европы? Дело в том, что следует четко различать два смысла понятия Европы: географический, в котором Европа как часть света простирает- ся до Уральских гор, и здесь действительно можно пытаться опреде- лить центр; и социокультурный смысл, позволяющий выделить целый ряд областей Европы , несколько « Европ », которые крайне несхожи между собой. Первая Европа (Западная Европа) – это та, которая дала миру техногенную цивилизацию, то есть, первой в мире осуществила индустриализацию и распространила ( или навязала ) по всему миру нормы и законы общества потребления . Первая Европа – это совер - шенно уникальный регион мира, омываемый Гольфстримом, и, соот- ветственно, с характерным для него умеренно-теплым океаническим кли- матом. В принципе Западная Европа неповторима нигде и никогда, по- скольку она сложилась и структурировалась в результате действия мно- гих факторов, которые во всей своей совокупности больше не обнару- жили себя ни в каком другом регионе мира (Об этом очень убедительно писал выдающийся немецкий социолог М.Вебер). Ко второй Европе, с некоторой долей условности, можно отнести Чехию и Венгрию. Эти государства ближе всего к Западной Европе и по географическому рас- положению, и по духу. Что касается Болгарии и Румынии, то они уже существенно иные по духу и ментальности. Их следует отнести к тре- тьей Европе. Польша находится где-то между второй и третьей Европой. Албанию и Косово придется отнести к четвертому лику Европы, ведь они представлены этносами, исповедующими ислам. Уникальной стра- ной выступила Греция, которая, собственно, и была наряду с Римом колыбелью христианской Европы. Беларусь, Украина – тоже Европа, но по географическим, религиозным, ментально-духовным характерис- тикам они наиболее далеки от Западной Европы. Здесь в целом, конеч- но, обнаруживается такая тенденция: чем ближе к Западу, тем больше Европы; чем ближе к Востоку, тем меньше Европы. Россия уже и вовсе не Европа, но и не Азия. Она попросту самостоятельная евразийская держава, особая цивилизация, государство-континент. Нравится это кому или нет, но Беларусь и Украина принадлежат не к западноевропейской протестантско-католической цивилизации, а имеют прямое отношение, от самых корней, из глубин к восточно-православной славяно-русской цивилизации. (Хотя оспорить этот тезис весьма трудно, но многие тем не менее будут пытаться это делать. Верно сказано, что если бы таблица умножения затрагивала чьи-либо интересы, правильность ее непремен- но ставилась бы под сомнение).
Вообще культурно - цивилизационная дифференциация является неоспоримым фактом истории развития человечества. Этот факт полу- чил исчерпывающее осмысление в мировой социально - философской мысли . Явление цивилизационной дифференциации человечества за- фиксировано в целом ряде широко употребляемых ныне понятий: «куль- турно - исторические типы » ( Н . Я . Данилевский ), « локальные цивили - зации » ( А . Тойнби ), « суперэтносы » ( Л . Н . Гумилев ) и др .



Но если это так, если белорусский народ принадлежит к восточ- нославянской православно-христианской цивилизации, то подлинным белорусским националистом в позитивно-конструктивном, творчески созидательном смысле 1 может быть только славянофил. Белорусский националист-западник – это псевдонационалист, человек, изменяющий культурно-цивилизационной идентичности своего народа. Обществен- но-политическая, педагогическая деятельность такого человека объек- тивно (независимо от его самооценки) направлена на разрушение глу- бинных основ социального бытия восточнославянского суперэтноса . По сути дела , такого рода деятель стремится ( возможно , отнюдь не бескорыстно) «сдать» свою цивилизацию другой, чужой цивилизации, войти в « чужой дом », нимало не задумываясь при этом о реальных последствиях данных стремлений для своего народа и даже о том, что такие попытки , помимо всего прочего , просто неприличны в чисто человеческом , нравственном смысле . Правильно в свое время писал Н.Я.Данилевский о людях подобного типа: «Только выскочки, не зна- ющие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, ко- торый считается ими высшим; понимающие же свое достоинство люди остаются в своем кругу , не считая его ( ни в коем случае ) для себя унизительным, а стараются его облагородить так, чтобы некому и нече- му было завидовать» [3, c. 69]. Украинские и белорусские «национа- листы»-западники принадлежат к первому типу из указанных. Несмотря на бесспорные факты, им очень не хочется причислять себя и, соответ- ственно, свои народы к православно-славянской цивилизации. С упор- ством, достойным лучшего применения, они не перестают рассматри- вать Украину и Белорусь как изначально, причем не просто в геогра- фическом , а именно в социокультурном и цивилизационном смысле , принадлежащими к европейской и вообще к западной культуре, исто- рии, идентичности, религии, ценностям, ментальности и т.д.
Но что тут можно сказать? Похоже, нам ничего не остается, как обратиться к научным работам, специально исследующим этот вопрос.
Как представляется , эта тема наиболее полно раскрыта в работе американского исследователя С.Хантингтона. Он в своей книге «Стол- кновение цивилизаций » выделяет восемь мировых цивилизаций : за - падную, конфуцианскую, индуистскую, японскую, православно-славян- скую и, что самое важное для нас, четко очерчивает цивилизационные границы Запада. Согласно ему, в целом Запад сегодня включает в себя Европу, Северную Америку, а также страны, населенные выходцами из Европы , т . е . Австралию и Новую Зеландию » [ 1 9, c. 57]. Что же

1 Проблема национализма в условиях современности выдвинулась на передний план исследовательского интереса. Сегодня стало ясно, что историческое самоопределение на- родов, находящихся в условиях социального транзита, их успешное социокультурное раз- витие и позиционирование на мировой арене, невозможно без известной доли здорового государственного национализма, национализма как формы национального возрождения и условий эффективной модернизации. Другое дело, что национализм как объективно неизбежный спутник формирования государства – нации необходимо отличать от различ- ных форм этнократизма, ксенофобии, нацизма и расизма.



касается границы Европы на Евразийском континенте , то восточная граница Запада совпадает с восточной границей западного христиан- ства, которая сформировалась в 1500 году.
Хантингтон прямо ставит вопрос о том, кого из народов, населяю- щих географическое пространство Европы, можно относить к потенци- альным членам Европейского Союза, НАТО и подобных им организа- ций, и отвечает на него следующим образом: «Наиболее ясный ответ, против которого трудно возразить, дает нам линия великого историчес- кого раздела, которая существует на протяжении столетий, линия, отде- ляющая западные народы от мусульманских и православных народов. Эта линия определилась еще во времена разделения Римской империи в IV веке и создания Священной Римской империи в Х. Она находилась примерно там же, где и сейчас, на протяжении 500 лет. Начинаясь на Севере, она идет вдоль сегодняшних границ России с Финляндией и Прибалтикой (Эстонией, Латвией и Литвой); по Западной Белоруссии и по Украине, отделяя униатский Запад от православного Востока; че- рез Румынию, между Трансильванией, населенной венграми-католика- ми, и остальной частью страны, затем по бывшей Югославии, по грани- це, отделяющей Словению и Хорватию от остальных республик. На Балканах эта линия совпадает с исторической границей между Австро- Венгерской и Оттоманской империями. Это – культурная граница Евро- пы, и в мире после «холодной войны» она стала также политической и экономической границей Европы и Запада...
Европа заканчивается там, где заканчивается западное христианство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве под- держивают Sotto voce 1, именно такой точки зрения открыто придержи- вается большая часть интеллигенции и политиков» [19, c. 243–244].
Другой западный автор , Ф . Болкестайн , в своей книге « Пределы Европы», изданной в 2003 году, пишет о нецелесообразности и невоз- можности включить Россию, Украину и Беларусь в Европейский Союз и относить их к европейской цивилизации. При этом, с его точки зре- ния, Украина, Беларусь (сюда он относит и Молдовию) должны стать
« буфером » между Европейским Союзом и Россией . Отсюда , кстати сказать, и была придумана концепция «государств-соседей» Европейс- кого Союза. «Соседи» в данном случае выступают как своеобразный
«Восточный вал», разделяющий Россию и Европейский Союз.
Таким образом, Запад Украину и Белоруссию не считает европей- скими государствами. В лучшем случае он их рассматривает как эле- мент внешнего периметра безопасности Европы. И это не удивитель- но. Ведь современная Европа – это не только единые стандарты, про- писанные чиновниками Евросоюза, но и общее историческое и куль- турно-цивилизационное наследие, к которому, как бы это кому нрави- лось или не нравилось, Беларусь, Россия и Украина не имеют никако-


1 Sotto voce – про себя, вполголоса (итал.).



го отношения. А не имеют они к этому отношения, потому что изна-
чально принадлежат к другой цивилизации – православно-славянской.
Еще можно было бы как-то согласиться с нашими «националиста- ми»-западниками, если бы Евросоюз, НАТО и т.п. были ориентирова- ны на сохранение национальной идентичности (скажем, белорусскос- ти) или на развитие национального самосознания входящих в эти орга- низации государств. Но ничего подобного не наблюдается даже в по- мине . Такая ситуация вполне естественна . Она обусловлена тысячу раз уже зафиксированным и подтвержденным в мировой социальной литературе процессом (его не помешало бы, наконец, заметить нашим так называемым «националистам» прозападной ориентации) интенсив- ного преодоления и отбрасывания Европой всего национального. «Ев- ропейский Союз всегда был постмодернистским проектом , призван - ным выйти за пределы базовых элементов модернистского мира: на- ций и национальных государств » [20]. Так пишет английский автор Д.Шерр. Причем, что интересно, тенденция к денационализации обна- ружила себя в Западной Европе уже достаточно давно. Пожалуй, впер- вые ее достаточно ясно осознал всемирно известный немецкий иссле- дователь В . Гумбольт – создатель оригинальной и методологически эффективной версии цивилизационного подхода к анализу истории человечества . Пророчески заглядывая в будущее , он писал : «... Та власть , которой обладает над нами нами же созданная цивилизация , все определенней толкает нас в направлении универсализма , народы под нашим влиянием приобретают намного более единообразный об- лик, и формирование оригинальной национальной самобытности уду- шается в зародыше даже там , где оно , пожалуй , могло бы иметь место (выделено нами – Ч .К.) [21, c. 60].
Эпигонам и сторонникам «европейского выбора», стремящимся не мытьем так катанием «вмонтировать» свои народы в западноевропейс- кую цивилизацию, следовало бы все же прислушаться к этим приве- денным выше высказываниям и уяснить, наконец, себе тот общеизвес- тнный факт, что Запад никогда не отличался национальной и культур- ной терпимостью и, похоже, не собирается ею отличаться в будущем. В отличие от Большой России, которая в ходе своего исторического развития смогла выработать целый ряд суперэтнических универсалий, Запад , в силу своих цивилизационных особенностей , вряд ли будет способным на это и сможет когда-либо строить свои отношения с ока- завшимися в орбите его влияния народами (особенно с православны- ми славянами) на основе принципа равенства и консенсуса.
Западную Европу в силу ее уникально благоприятных природно-кли- матических условий населяло к тому историческому моменту, когда англи- чане, французы и немцы стали создавать свои национальные государства, великое множество исторических этносов: кельтских, иллирийских, балтс- ких, славянских и т.д. Где они сейчас на территориях этих государств? Ведь их было не меньше (если не больше), чем на территории России. Они все полностью уничтожены или ассимилированы. На территории Англии не-



сколько раз почти полностью уничтожалось коренное население и заменя- лось другим. Никто сейчас особо не вспоминает, что на территории Европы еще в эпоху Карла Великого и первых Каролингов (786 – 843) почти от самой Дании, по Эльбе и за Эльбой (первоначально это река называлась славянским словом «Лаба»), через Эрфурт к Регенсбургу и по Дунаю жили славянские племена: Ободриты, Лютичи, Липоны, Гавелы, Гедарии, Укры, Поморяне, Сербы и др. Что от них осталось? Выдающийся русский фило- соф И.А.Ильин пишет в связи с этим: «Они подвергались завоеванию, искоренению или полной денационализации со стороны германцев. Тактика завоевателя была такова: после военной победы в стан германцев вызывал- ся ведущий слой побежденного народа; эта аристократия вырезалась на месте; затем обезглавленный народ подвергался принудительному креще- нию в католицизм, не согласные убивались тысячами; оставшиеся прину- дительно и бесповоротно германизировались» [22, c. 329].
Процесс уничтожения « нетитульных » народов и народностей в Западной Европе был таков, что они либо вообще исчезли, либо пре- вратились к настоящему времени в своего рода этнические реликты ( шотландцы , валлийцы , бретонцы , гасконцы , лужичане и т . п .). Се - годня только два древних народа в Западной Европе – ирландцы ( в британском Ольстере ) и баски (в Испании и Франции ) пока еще со- хранили свою идентичность. Однако многолетние кровавые войны этих народов за элементарную национальную автономию так и не могут до сих пор увенчаться успехом [23, c. 71].
А теперь посмотрим на судьбу народов в составе России, в «тюрь- ме народов». Как ни странно, все они выжили, развили свою культуру и чуть ли не по всей горизонтали России пытаются ныне создать свою государственность, которой у многих из них вообще никогда не было. Не будем спорить: Россия, наверное, была «тюрьмой народов». Где на земле не было такой тюрьмы? Но «кладбищем народов», подобно Ан- глии, Франции, Германии, Испании, она никогда не была. Историчес- кая правда заключается в том , что нерусские народы , соединившие свою судьбу в пределах российской государственности, имели вполне реальные возможности для своего развития, а русский народ в массе своей не выступал по отношению к ним в качестве угнетателя и никог- да не ставил перед собой цели их уничтожения . Более того , в ряде случаев нерусским народам (Финляндия, например) предоставлялись привилегии, которыми не пользовалась сама русская нация. Сам факт существования в России с древнейших времен по сегодняшний день полиэтнического состава правящего класса (и правительства) говорит о многом. Если бы не сложилась такая традиция, то в нынешних пра- вящих структурах России этнический состав был бы наверняка совсем другой. По крайней мере, вряд ли бы занимал такое место в полити- ческом руководстве России, как это мы наблюдаем сейчас, инонацио- нальный компонент. Вообще, что бы там ни говорили сегодня, невоз- можно, однако, отрицать, что в этой «тюрьме народов», как часто на- зывали российскую империю, этносы Средней Азии, Кавказа, Крайне-



го Севера и Дальнего Востока получили новоевропейскую цивилиза- цию в ее особой модификации из рук русских «Максим Максимычей», которых в свое время описал М.Ю.Лермонтов. И нет никакого сомне- ния в том, что Максим Максимыч сущностно отличался от англичани- на, несущего «бремя белого человека» в Индии.
Но почему так произошло? Едва ли это стало возможным в силу какой-либо изначально присущей русскому этносу доброты к инопле- менникам. Скорее всего, это может быть объяснено историческими ус- ловиями жизни русского народа, его географией и климатом. Широта пространств, их малонаселенность превращали в совершенно неразум- ное занятие полное искоренение и денационализацию ассимилируе - мых Россией территорий . Напротив , для выживания в суровых рос - сийских условиях необходимой была кооперация усилий, сотрудниче- ство. На Западе же было тесно. Там борьба за овладение нишами вы- живания шла не на жизнь, а на смерть. Все это и формировало архети- пические качества и менталитет народов: у русских – открытость, все- человечность , уникально терпимое и доброжелательное отношение к другим народам, а у западноевропейцев – агресивно-экспансионистс- кое, высокомерное и враждебное.
Интересно, каким образом в сознании белорусских и украинских пред- ставителей западофилов совмещается стремление к национальному воз- рождению, к развитию национального самосознания и культуры с мечтой
«войти» в «Европейский дом», «продвинуться» в Европу, отдаться влас- ти чиновникам наднациональных структур Европейского Союза? Не есть ли это определенного рода «культурная шизофрения», о которой вполне определенно говорит все тот же Хантингтон? В частности, он пишет:
«Политических лидеров, которые неумело считают, что могут кардиналь- но перекроить культуру своих стран, неизбежно ждет провал. Им удастся заимствовать элементы западной культуры, но они не смогут вечно по- давлять или навсегда удалить основные элементы своей местной культу- ры. И наоборот, если западный вирус проник в другое общество, его очень трудно убить. Вирус живучий, но не смертельный: пациент выжи- вает, но полностью не излечивается. Политические лидеры могут творить историю, но не могут избежать истории. Они порождают разорванные страны, но не смогут сотворить западные страны. Они могут заразить страну шизофренией культуры, которая надолго останется ее опреде- ляющей характеристикой» (выделено нами – Ч.К.) [19, c. 237].
Не является ли , с психологической точки зрения , такая полити - ческая и культурная ориентация проявлением своеобразного комплек- са неполноценности и самоуничижения , о чем писал Н . Я . Данилевс - кий в приведенном нами выше высказывании?
Главная беда, однако, заключается здесь в том, что культивируе- мые нашими «националистами»-западниками идеи несут непосредствен- ную угрозу национальной безопасности восточнославянских народов. Без признания своей действительной цивилизационной идентичности невозможно выдвинуть и обосновать общенациональную идею, адек-



ватную вызовам современности . Применительно к Украине уже упо-
минавшийся нами исследователь А.Ваджра отмечает, что демагогия «о
«европейском выборе Украины» как раз психологически готовит укра- инский народ к расчленению государства, усиливая отчужденность между восточными и западными регионами . Таким образом , навязываемая украинцам вестернизированной интеллигенцией идея «продвижения в Европу» деструктивна по своей сути и несет в себе реальную угрозу не только целостности нашей страны , но и самому ее существованию » [ 1 6, c. 28]. В другом месте Ваджра подчеркивает : « В определенном смысле бесперспективные мечты о «воссоединении» Украины с Евро- пой можно характеризовать как симптом тяжелого духовного недуга определенной части нашей элиты, которая, как болезнетворный вирус, ослабляет разум украинского народа и его волю к самоутверждению» [16, c. 27]. Все сказанное Ваджрой в полной мере касается и белорус- ской прозападно ориентированной интеллигенции.
Опять же, можно было бы как-то согласиться с нашими прозапад- никами, если бы их возвышенные представления о Европе, о ее целях и геополитических устремлениях соответствовали действительности . Несмотря на то, что мы уже имели возможность дать в своих прежних публикациях [24, c. 38–77; 25, c. 76–86, 65–75; 26, c. 68–90] содержа- тельный анализ некоторых сущностных черт, свойственных современ- ной западноевропейской цивилизации, сейчас тем не менее позволим себе остановиться на кратком рассмотрении лишь одной, но очень зна- чимой в плане взятой нами темы особенности западной Европы. Это важно потому, что всякий ложный образ, всякие иллюзии относитель- но сущности и характера западноевропейской цивилизации стоили и несомненно будут еще стоить незападным народам, в том числе и вос- точным славянам, непомерно дорого.
Особенность эта состоит в ориентации западноевропейцев на силу, власть, господство, в их стремлении к практическому, научному и ме- тодическому подчинению себе всего окружающего мира. В своем не- посредственном выражении эта их черта обусловила чрезвычайно экс- пансионисткий и агрессивный характер созданной ими цивилизации. В практике реальной жизни идея власти и силы проявлялась, обретая свою « плоть и кровь », в захватах огромных территорий и жестоком порабощении многих народов в эпоху Великих географических откры- тий, в стремлении к развитию экспериментальной науки с целью гос- подства над природной средой . Так , английский философ Ф . Бэкон (1561 – 1626) считал, что эксперимент – это насилие или пытка, при помощи которой человек может вырвать из природы ее секреты, а круп- ный естествоиспытатель того времени Г.Галилей сравнивал экспери- мент с испанским сапогом инквизиции, в который нужно зажать при- роду, чтобы она «призналась» в своих тайнах. Таким образом понятое естесвеннонаучное экспериментирование как бы задает идеал челове- ческому отношению к природе и даже миру в целом . В результате природа априорно объявляется врагом. «Победить природу», доказать



превосходство человека над нею – вот главная интенция многих запад- ных философов и естествоиспытателей Нового времени. Эта интенция стала основополагающей в развитии западноевропейской цивилизации и не потеряла своей силы по сей день. Причем интересно, что даже те западные мыслители , которые выступали с критикой рационализма , как это, например, делали А.Шопенгауэр и Ф.Ницше, тоже исходили из идеи воли и власти. Они противопоставляли рационализму не нрав- ственность, совесть, ответственность , вину, а волю, то есть, по сути дела, продолжали мыслить в рамках сложившейся в Западной Европе установки на власть и силу.
«...Западная цивилизация имеет своей целью ни больше ни мень- ше, как включение всего человечества в единое общество и контроль над всем, что есть на земле, в воздухе и в воде и к чему можно прило- жить для пользы дела современную западную технологию. То, что За- пад совершает сейчас с исламом, он одновременно делает и со всеми существующими ныне цивилизациями – православно - христианским миром, индуистским и дальневосточным – включая и уцелевшие при- митивные общества, которые находятся в безвыходном положении даже в собственной цитадели – тропической Африке. Таким образом, совре- менное столкновение ислама и Запада не только глубже и интенсив- нее, нежели любое из прежних, оно также представляет собой весьма характерный эпизод в стремлении Запада вестернизировать весь мир...» [27, c. 116]. Так писал А.Тойнби еще в 1947 году. Как все сказанное им звучит и сегодня актуально и современно! Не правда ли?
Западная цивилизация является потребительской цивилизацией . Но потребительская цивилизация , помимо всего прочего , не может существовать, не расширяясь за счет других цивилизаций, которые она постепенно поглощает, или, иначе говоря, потребляет.
Что же нам делать в такой ситуации ? Самим подобно кроликам лезть в пасть удаву или все же попытаться жить своим умом ? Если мы , восточные славяне , не хотим , чтобы кто - либо манипулировал наши образом жизни , нашим поведением , менталитетом и в целом нашей исторической судьбой, устанавливал контроль над нашими го- сударствами, над нашей цивилизационной сверхобщностью (суперэт- носом ), то мы должны вести себя принципиально иначе , чем нам предлагают наши западники , которые , маскируясь под «националис - тов» и даже «патриотов», на самом деле являются ни чем иным как добровольными внутренними эмигрантами , « пятой колонной », пол - предами другой цивилизации, стремящейся завладеть нами и господ- ствовать над нами. Если мы всего этого не хотим, то, наверное, нам следует пересмотреть приукрашенный образ «старой и доброй Евро- пы» и ее «гигантского отпрыска» – США – и вместе с тем подумать о союзе с теми цивилизациями и народами, которые так же, как и мы, подвергаются открытому или замаскированному насилию и агрессии ( в том числе и с исламским миром , который не только граничит с нами извне, но и присутствует внутри нас).



Далее, говоря об историческом самоопределении восточнославян- ских (как, впрочем, и всех других) народов, надо иметь в виду одно чрезвычайно важное обстоятельство: в наше время более-менее надеж- ную историческую перспективу для своего выживания и дальнейшего устойчивого развития имеют только те страны , территории которых богаты минеральными и энергетическими ресурсами, или те, которые овладели или смогут овладеть высокими технологиями . Вообще - то факторов , определяющих историческую судьбу народов , множество , но сегодня на первый план выдвинулись именно энергетически-сырье- вой и технологический факторы.
Важно иметь в виду и следующее обстоятельство. США, населе- ние которых составляет от мирового чуть больше 4 %, потребляет сы- рьевых и энергетических ресурсов, задействованных сегодня в мире, в пределах 40 %. Промышленность, вся инфраструктура, транспорт и т.д., которые обслуживают интересы этих четырех процентов, уже в тече- ние 30 лет съедают весь кислород, образуемый наземным фотосинте- зом растений на территории США. Если бы возможно было бы каким- то образом отделить штаты от российской Сибири и джунглей Латинс- кой Америки, жизнь у них прекратилась бы. Из 72 основных видов сырья, используемых США, 69 завозится из других стран. А если доба- вить к США другие богатые страны, обеспечившие у себя потребительс- кий образ жизни, то уже получится 15 % населения от мирового. Эти
15 % и есть так называемый «золотой миллиард» нашей планеты. К настоящему времени эти 15 % населения уже потребляют 80 % мировых сырьевых и энергетических ресурсов, а выброс в атмосферу углекислого газа равен 60 % [28, c. 99]. И что интересно, «золотому миллиарду» этого уже не хватает: раскрутившийся маховик предпринимательской экономики, основанный на принципе получения максимальной прибы- ли, требует все больше и больше ресурсов. В результате в странах этого
«миллиарда» или начнут снижаться достигнутые стандарты потребле- ния, или правительствам этих стран придется усилить эксплуатацию других стран и народов. Такова объективная ситуация.
А вот другая статистика: в России население от мирового состав- ляет около 3 %, а на ее территории сосредоточена 1/3 мировых энерге- тических и сырьевых ресурсов.
На сегодняшний день это обстоятельство стало важным в выборе ориентаций и принимаемых решений в мировой политике. Здесь скон- центрированы ее основные пружины и хранятся ее ключи.
А сейчас, исходя из всего сказанного, попробуем провести своего рода мыслительный эксперимент, включающий в себя осмысление двух сцена- риев относительно перспектив развития восточнославянских народов.
Сценарий 1. Предположим, Украина полностью отрывается от Рос- сии, разрывает с нею все исторические, экономические, научно-техно- логические, военные да и просто человеческие связи и отношения, отго- раживается. А теперь поставим вопрос: нужна ли Украина Западной Ев- ропе и США? Нужна. Но нужна только в деструктивных целях, для того



чтобы ослабить Россию, набросить на нее петлю, не дать ей возможности создать свой самостоятельный центр развития и силы и тем самым иметь беспрепятственный доступ к ее ресурсам, стать хозяином и распорядите- лем этих ресурсов. Во всех других отношениях Украина Западу совер- шенно не нужна, не только не нужна, но даже представляет для него определенную опасность. «Европейский дом» тесен. Для расширения «клу- ба избранных» на нашей планете просто нет ресурсов. А это означает, что если кто-либо войдет в этот клуб, то кто-то из него обязательно должен выйти, т.е. возможный успех одних на этом пути непременно обернется новыми проблемами для других. Теперь старая добрая Европа не знает, что дальше делать с новыми членами ЕС, которые, вместо того чтобы поддерживать Западную Европу в ее противоречиях и дискуссиях с США, откровенно и беспардонно стали на сторону именно США. Став состав- ной частью балто-черноморского проамериканского санитарного кордона, отделяющего Россию от Западной Европы, Украина может превратиться в глухую окраину Европы и изгоя Евразии. Украина представляет инте- рес для США только до тех пор, пока она окончательно не разорвет отно- шения с Россией, сделает налаживание добрососедства с ней в дальней- шем невозможным. Европе же не нужна Украина как конкурент в полу- чении ресурсов из третьих стран, не нужна она ей и как конкурент в области промышленного производства, особенно производства высоко- технологичного. Напротив, Западу необходимо любой ценой сохранить монополию на высокотехнологичное производство. Ибо это является са- мым главным условием его доминирования в мире. Но главное, Западной Европе не нужна Украина как чуждое духовно-ментальное и культурно- цивилизационное образование. Так что после того, когда Западной Евро- пе и США удастся взять под свой полный контроль Россию, Украине будет отведена роль самой жалкой периферии, самого дешевого рынка рабочей силы и места для сброса некачественных товаров. Ей, этой Укра- ине, придется долго-долго догонять Болгарию и Румынию. Более того, нельзя совсем исключать и того обстоятельства, что так называемое вхож- дение Украины в «европейский дом», может на деле обернуться для нее полной утратой политической субъектности и суверенитета, гражданской войной восточных и западных областей, исламизацией юга страны, отде- лением Крыма сначала как автономии, а затем и как независимого татар- ского государства, окончательным разрушением промышленности, унас- ледованной ею от Советского Союза и тому подобными разрушительно- негативными процессами. Если бы и Беларусь решила бы последовать примеру Украины, то и ее тоже ожидала бы такая судьба.
С другой стороны, одна Россия, без стратегического экономичес- кого, политического и военного союза с остальными восточнославянс- кими странами вряд ли сможет сохранить свою территориальную цело- стность, удержать свою Западную и Восточную Сибирь – эту богатей- шую в мире кладовую сырьевых и энергетических ресурсов. На этот регион с откровенным вожделением сегодня смотрят и США, и Япо- ния, и Китай, и многие другие страны.

Итак, при реализации данного сценария будет достигнута цель раз- дробления восточнославянского мира, превращения его в колониаль- ную или полуколониальную периферию других центров развития и силы . Именно над реализацией этой цели сейчас и трудятся весьма напряженно все те , кто хочет поживиться , сохранить свои высокие стандарты потребления за счет восточнославянских народов. И как это ни трагично, на примере Украины, да в некоторой степени и России, видно, что мы и сами помогаем мировым гегемонам в осуществлении этой цели. Нас разделяют, и мы сами разделяемся.
Сценарий 2. Беларусь, Россия, Украина создают свой самодоста- точный региональный центр развития и силы . В орбиту их влияния , не исключено, будут вовлечены еще какие-то страны и народы. В этом случае Россия сможет сохранить территориальную целостность, и, со- ответственно, богатства своих недр. И тут надо понять самое главное: недра Западной и Восточной Сибири, в случае тесного союза восточ- нославянских народов, станут их общим стратегическим ресурсом. В их освоении , в создании всех необходимых инфраструктур наряду с русскими принимали активное участие и белорусы, и украинцы. Это наше общее достояние . Это наш общий потенциал для дальнейшего стабильного развития без ресурсного голода.
В случае реализации этого сценария перед восточнославянскими странами открываются перспективы длительного и устойчивого разви- тия. Тогда восточнославянскому миру, обладающему богатыми ресур- сами, никто не сможет диктовать свои условия. Мы сами тогда сможем определять свой путь, свою стратегию, свою идеологию, т.е. свой перс- пективный «социальный проект ».
В принципе в рамках современного глобализирующегося мира во- сточнославянские народы должны взаимодействовать и одновремен - но соблюдать определенную дистанцию как в отношении к протестан- тско-католическому Западу, так и к мусульманско-буддистскому Вос- току, но и не идя при этом на полное отчуждение от них. Современ- ная цивилизация потеряет свое силовое и духовное равновесие , гар- монизирующее поле развития, если восточнославянские народы пол- ностью будут ассимилированы Западом или всецело окажутся во вла- сти Востока. Нам никогда не следует забывать, что восточнославянс- кие народы, учитывая общность их исторических путей развития, куль- турно-цивилизационную близость, теснейшие научные и промышлен- но-технологические связи, являются естественными геополитически - ми союзниками высшей степени. Народы Беларуси, России и Украи- ны, их духовные и политические элиты должны осознавать, что вос- точнославянская цивилизация , определившая возможность их суще - ствования в современных условиях и являющаяся гарантией их су - веренного существования , в будущем сама по себе является непре - х одящей ценностью. Поэтому вполне можно допустить, что одним из центров развития и силы в формирующейся новой геоструктуре мира мо- жет стать и восточнославянский регион. Исходя из описанного выше вектора глобальных перемен, нельзя исключать того, что Россия в обозри- мом будущем как региональное государство-гегемон сможет вновь сгруп- пировать вокруг себя ряд государств и тем самым сформировать регио- нальный самодостаточный центр силы (не будем забывать, что раньше она была одним из двух полюсов мира), стать его основой и ядром. Рос- сия, несмотря на все свои утраты, обладает все еще большой притягатель- ной силой для большого числа стран: бывших частей СССР, Индии, Ира- на и т.д. Однако прежде всего она выступает центром притяжения для восточнославянских стран. Россия просто обязана стать лидером движе- ния этих стран к своему новому, не зависимому от «глобального экономи- ческого монстра» историческому бытию. Косвенным, кстати заметим, сви- детельством реальной возможности союза восточнославянских народов выступают нешуточные опасения известного своими крайне русофобски- ми взглядами американского идеолога З.Бжезинского, который вполне трезво отмечает, что если не удастся окончательно оторвать Украину от России и помешать наметившемуся союзу России и Беларуси, то восточ- нославянский регион сможет выйти из орбиты влияния нынешней импе- риалистической по своему характеру глобализации и избежать ее разру- шительных последствий. Это как раз больше всего его и пугает.
Следует признать, однако, что в данный исторический момент на пути к созданию справедливого и равноправного союза восточносла- вянских народов все еще доминируют, к сожалению, различные труд- ности и препятствия . Даже необходимость союза Беларуси и России перманентно подвергается определенными политическими силами со- мнению. И это происходит, кстати сказать, несмотря на то, что белору- сы отличаются по языку , обычаям и традициям от русских намного меньше, чем баварцы от саксонцев или вестфальцев, живущих в еди- ной Германии [29, c. 53]. Поэтому следует смотреть правде в глаза: достичь реального, полноценного союза восточнославянских стран бу- дет чрезвычайно трудно . США и западноевропейские страны будут противодействовать такому повороту событий всеми доступными им средствами. Эти страны, по большому счету, интересует только одно – не допустить формирования в лице восточнославянских государств (не исключено, и других каких-либо стран, примкнувших к их союзу) но- вого сильного геополитического конкурента, полностью независимого субъекта всемирно-исторической практики и сохранить возможность и дальше держать их под своем контролем. Кроме того, отчаянно будет сопротивляться формированию восточнославянского центра развития и силы часть местных элит, ориентированных исключительно на за- падный вектор развития. Поэтому, для того чтобы выйти из-под конт- роля транснационального капитала и в разумных пределах дистанци- роваться от него, лидерам восточнославянских стран потребуется нео- бычайно сильная политическая воля и согласованность действий.
Но пока, к сожалению, нет понимания этих проблем политическими руководствами России и Украины. «Горько смотреть, – пишет украинс- кий исследователь С.Н.Сидоренко, – как российская и украинская «эли-

ты» наперегонки, отталкивая одна другую локтями, устремляются «в Ев-
ропу», изо всех сил стараясь продемонстрировать перед Западом свою
«цивилизованность». На Украине, по предписанию Запада, эта «цивили- зованность» должна выражаться в отречении от своей тысячелетней рус- ской истории, от созданного за эту тысячу лет духовного достояния, в предательстве русских интересов и т.д. От России же – в качестве прояв- ления «цивилизованности» – Запад ожидает в первую очередь отказа ее от «имперских амбиций», а также трансформации ее духовной сущности, ослабления тех духовных основ, на которых веками держалась русская жизнь. И, надо сказать, на протяжении всего послесоветского периода Россия очень старалась соответствовать предъявляемым требованиям, так что готова была жертвовать чем угодно, только бы признали ее «цивили- зованность», только бы причислили ее к Европе ...» [30, c. 136].
Думается, однако, жесткие испытания, которые неизбежно выпа- дут на долю народов под гнетом «глобализации по-американски», так или иначе изменят характер правящей элиты или же приведут к изме- нению ее состава. Нам, помимо всего прочего, необходимо создавать восточнославянскую культуру, «значимую для других, культуру вели- кодушную, развивающую свойственные ей нравственные идеалы, да- лекие от национального эгоизма, от корыстного «использования» дру- гих народов и экспликации их богатств. Способность русской культу- ры отдавать, а не брать, необходимо заново артикулировать» [31, c. 9]. Ибо невозможно долго вести страну путем, не соответствующим осоз- нанной воле большинства народа. В конце концов, если в народе укре- пится какой -либо основополагающий взгляд , то любые власти , даже российская, несмотря на всю ее теперешнюю отчужденность от народа, вынуждены будут его учитывать в своей политике.
В субъективном плане, по-видимому , нужен какой -то необычай - ный поворот событий в Москве и Киеве, чтобы после семидесятилет- ней изоляции от мира Россия и Украина со своими все еще в большей степени прозападно ориентированными политическими элитами смог- ли реализовать более-менее отчетливую антизападную мобилизацию, не побоялись окончательно испортить отношения с Западом , за воз- можность улучшения связей с которым они так много отдали, и при- ступили, наконец, к формированию способного противостоять хищно- му транснациональному капиталу регионального центра развития и силы на собственной культурно - цивилизационной основе . Но это , в силу объективных причин и обстоятельств, так или иначе, произойдет.
В сущности, в современных геополитических условиях вопрос о будущем многих народов стоит жестко и однозначно : или они сами по себе могут быть самодостаточными , или им необходимо с целью самосохранения вступать в коалицию с другими государствами , со - здавать свои центры силы (союзы). При ближайшем рассмотрении об- наруживается, что сегодня даже самые большие и развитые государства если и могут сохранить свою самодостаточность, то с большими трудно- стями и препятствиями. Что же касается стран СНГ, то они, в отличие от бывшего Советского Союза, все, включая и Россию, сами по себе в принципе не могут быть самодостаточными. «Без Киева, из которого берет начало наша история, без единого православия, без русской куль- туры, которая является общим достоянием великороссов, малороссов, белорусов и других народов некогда великой страны, и Россия, и Укра- ина внутренне бессмысленны и взаимно неполноценны» [30, c. 135].
В реальности Беларусь и Украина только в союзе с Россией и могут стать значимыми субъектами мировой политики : для Запада Украина и Беларусь – это всего лишь объекты манипулирования и разменная монета в большой игре против России. Кроме того, принци- пиально важно здесь и то, что вне традиционного союза трех братских славянских народов не только Украина и Беларусь рискуют утратить свою идентичность (малые и даже средние славянские народы, оказав- шиеся включенными в орбиту влияния других, более древних цивили- заций, в конце концов, рано или поздно, как свидетельствует истори- ческий опыт , теряют изначально присущую им идентичность ), но и Россия в нашем агрессивно-конкурентном мире тоже не застрахована от этого. Вспомним в связи с этим стихотворение Ф.Тютчева:
Иноверец, иноземец
Нас раздвинул, разломил,
Тех обезъязычил немец,
Этих – турок осрамил.
В наше время, когда мир в очередной раз оказался в фазе гигантс- ких геополитических сдвигов, вот это «обезъязычение и осрамление» может стать, как пишет А.С.Панарин, «реальной перспективой славян- ства, если вконец ослабленная и изолированная Россия будет не в со- стоянии выполнять свою консолидирующую (применительно к славя- нам нынешнего «ближнего зарубежья») или защитно-предостерегающую (в отношении интересов славян дальнего зарубежья) роль» [32, c. 133].
Все изложенное позволяет высказать следующий тезис: если Россия, Беларусь и Украина не смогут достичь тесного экономического, полити- ческого и военного союза, т.е. стать самодостаточным центром развития и силы, то их ждет жалкое полуколониальное существование, деградация и угасание. Их попросту, каждую по отдельности, раздавит или направляе- мый современной мировой финансовой олигархией (олигархическим ин- тернационалом) 1 каток глобализации, или сформировавшиеся другие новые центры силы. При подобном развитии событий, акцентируем внима- ние, наши дети и внуки, которым сейчас средства массовой информации усиленно вдалбливают в сознание потребительскую идеологию и психо- логию, но одновременно с этим никоим образом не прививают трудовую культуру, трудовую аскезу, могут оказаться рабами ХХI века, мелкой раз- менной монетой на мировом рынке труда. Правда, рабство ХХI века кан- далов и цепей не потребует. Оно будет выступать в других, более завуа- лированных формах. Рабство ХХI века – это рынок дешевой рабочей силы, это территория для размещения вредных производств и вредных отходов, это место для сброса некачественных товаров, это «сырьевые придатки» для других стран и т.д. Но такого поворота событий восточнославянские народы не должны допустить ни при каких обстоятельствах.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 10-03-2013, 14:58 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.