RSS подписка
Реклама
 
НАУКА » Психология и педагогика » Мысль как единица мышления.
При рассмотрении познавательных процес­сов более низкого уровня — ощущения, восприятия, представления — мы виде­ли, что каждый из этих процессов предстает перед субъектом не сам по себе, а в форме конечного результата — чувственного образа. Сами по себе эти процессы остаются скрытыми, свернутыми и, по большей части, если не мгновенными, то очень быстротечными. Мышление представлено субъекту не только в форме его результата — мысли, но и в форме процесса.
Процесс мышления субъективно хорошо знаком каждому, однако субъективное — не всегда достоверное, поэтому для раскрытия этапов этого процесса, а также характера производимых при этом операций потребовались специальные исследования. Прежде чем анализировать мышление как процесс, рассмотрим существо и свойства его результата, являющегося в то же время и структурной единицей мышления.

Понимание — это способность реагировать на все, что влияет на эффективность.
Р. Акофф, Ф. Эмери

В качестве элементарной единицы любого явления долж­на выступать такая его наименьшая часть, при дальнейшем разложении которой явление утратит свою специфику. На­пример, элементарной «единицей», сохраняющей свойства воды, является ее молекула. При дальнейшем ее разложении мы получим вещества, свойства которых будут принципиально отличаться от свойств исходного вещества — воды. Таким образом, мы должны найти такую элементарную единицу мышления, которая все еще будет обладать основным, принципиальным его свойством и при дальнейшем разложении которой это свойство утратится. Основной характеристикой ощущения как образа является его модальность (свет, звук, вкус, запах и т.д.); отличительной характеристикой образа восприятия является его предметность, т.е. отражение в нем отдельного объекта как предмета с его очертаниями, объемом и рельефом; особенной характеристикой мысли, отличающей ее от чувственных образов, является представ­ленность в ней вычлененных из чувственных образов понят­ных субъекту отношений между отдельными объектами или отдельными свойствами, характеристиками объекта. Можно. Например. С помощью ощущений, восприятия и представлений «отразить» стоящую на окне вазу с цветами. При этом можно почувствовать запах цветов, различить их расцветку, осмотреть и ощупать подоконник, окно, вазу и цветы и таким образом постичь их форму, можно определить, какой из цветков находится ближе, а какой дальше. С помощью восприя­тия мы можем также выделить вазу с цветами как фигуру, при этом окно и все остальное окружение станет фоном. Мы можем воспринять окно целиком, вместе с вазой, которая бу­дет «встроена» в образ окна, и в этом плане отношения меж­ду ними уже будут представлены, но они не будут вычлене­ны, абстрагированы и, таким образом, поняты. Только с помощью мышления мы можем понять, что ваза именно стоит на окне. То, что она именно стоит, а не, например, лежит, или прибита, или приклеена к окну, можно понять, только произведя какую-то операцию соотнесения — попытаться физически поднять ее, толкнуть, повернуть или проделать это мысленно, манипулируя наличными образами или представлениями, либо проанализировать ситуацию, используя отвлеченные понятия, выраженные с помощью слов. В результате этих дей­ствий, связанных с выполнением операций соотнесения предметов, образов и понятий, и будут обнаружены истинные, недоступные для восприятия отноше­ния между вазой и окном.
Характеристикой мысли, отличающей ее от чувственных образов, является представленность в ней вычлененных из чувственных образов понятных субъекту отношений между отдельными объекта­ми или отдельными свойствами, характеристиками объекта.

На этой неспособности нашего восприятия постичь истинные отношения между явлениями и, таким образом, его способности вводить нас в заблуждение построены некоторые приемы в кино. Мы видим, например, как герой с неимо­верным напряжением сил, весь в поту, на одних пальцах отчаянно карабкается по отвесной скале. Вдруг мы с изумлением замечаем, что капающий с его изму­ченного лица пот падает не вниз, в пропасть под его ногами, а вбок, на скалу, прямо перед его носом. Только тогда, когда оператор поворачивает камеру на 90 градусов и дает общий план, мы начинаем понимать, что герой просто ползет горизонтально по бутафорской «отвесной стене».
Несколько слов о феномене понимания. Несмотря на усилия специалистов, как это ни парадоксально звучит, феномен понимания по-прежнему остается до конца не понятым. Коварство этого феномена заключается в резком расхожде­нии между субъективной ясностью и отчетливостью его переживания и чрезвы­чайной трудностью его аналитического описания. Как бы там ни было, ясно, что, хотя понятными или непонятными могут быть образы, эмоции, воспоминания, понимание является специфической характеристикой именно мысли, мышле­ния. Ведь ни образ, ни эмоция, ни воспоминание не утрачивают своих основных качеств даже в том случае, если они остаются непонятыми. В отличие от них не­понятая мысль перестает быть мыслью, а средство, с помощью которого она пе­редается, превращается в пустую перцептивную оболочку. Если это было рече­вое высказывание, то оно превращается в своеобразный «речевой труп» (Л.М. Веккер). Усвоение такого грамматически правильного набора слов без понимания его смысла — частое следствие зубрежки или бездумного повторе­ния чужих фраз.
Одним из механизмов понимания, схватывания, усмотрения, «синтетическо­го обнаружения» является такое физическое или мысленное переструктуриро­вание ситуации, при котором ее компоненты, включенные в новую структуру, выполняют новые функции. Эти новые функции и отношения и усматриваются. Они и предстают перед субъектом в форме понимания. Здесь вновь отчетливо видно, что в основе понимания — специфической характеристики мышления — лежит активное вмешательство в ситуацию, активное действие. Следовательно, для того чтобы что-то понять, нужно самостоятельно это что-то сделать или переделать — передвинуть, переставить, разобрать и вновь собрать и т. д.
Элементарной единицей мысли, в которой представлены отношения между объектами, является суждение. Суждение — это форма мышления, в которой от­ражаются связи и отношения между сущностями. Логическое суждение есть связь между субъектом и предикатом, где, в общей форме, субъект — это обозначаемое, а предикат — то или иное его свойство, качество. Имеется еще один компо­нент суждения, который может присутствовать явно или под­разумеваться — это связка типа «есть», «имеет», «является» и т.д., которая указывает на бытийный, онтологический статус субъекта. В качестве предиката может выступать любой объект или свойство, например «роза (является, есть) красная», «рыба это (есть) животное». Именно в суждении с его трехчленной или как минимум двучленной формулой отражаются либо отношения между объектами (вазой и окном), либо отношения между объектом и его свойством или качеством (вазой и ее каче­ством — способностью стоять), выраженным логическим сказуемым или преди­катом. Поскольку суждение является логическим следствием усмотрения отношений, выявляемых уже на уровне перцепции, в нем могут отражаться отноше­ния еще до формирования понятия. Суждение с понятиями в качестве его структурного элемента — это только частная, хотя и высшая форма суждений.
Суждение как форма существования элементарной мысли является исход­ной для двух других логических форм мышления — понятия и умозаключения.
Суждение — форма мышления, в которой отражаются связи и отношения между сущностями.

Понятие — это мысль, в которой отражаются наиболее об­щие, существенные и отличительные признаки предметов и явлений действительности. Психологически понятие — это совокупность признаков
и правил связи между ними. Эти признаки описывают явления, составляющие данную катего­рию, обозначенную данным именем, словом или знаком. Признаки, описывающие данное понятие, могут относиться к объектам, к субъективным состояниям, связанным с данной категорией объектов, а также к действиям, производимым с ними. Так что некоторые признаки объектам, входящим в данное понятие

Понятие — мысль, в которой отражаются наиболее общие, существенные и отличительные признаки предметов и явлений действительности.
(кате­горию), приписываются. Генетически суждение предшествует понятию, по­скольку, для того чтобы понятие сформировать, необходимо перечислить его признаки, т.е. сформировать суждение об отношениях между субъектом и мно­жеством его предикатов, например: «собака — это лапы... это хвост... это лай... это... и т.д.». На то, что понятие является формой мысли, производной от сужде­ния, указывали Л.С. Выготский, К. Бюллер и др.
Умозаключение — это форма мышления, которая представляет собой такую последовательность суждений, где в результате установления
отношений между ними появляется новое суждение, отличное от предыдущих. Умозаключение является наиболее развитой формой мысли, структурным компонентом которой выступает опять-таки суждение.
Таким образом, суждение является универсальной струк­турной формой мысли, генетически предшествующей поня­тию и входящей в качестве составной части в умозаключение. Итак, для того чтобы вычленить и понять отношения и связи между

Умозаключение — форма мышления, которая представляет собой такую последовательность сужде­ний, где в результате установления отноше­ний между ними появляется новое суждение, отличное от предыдущих.
элементами ситуации, необходимо произвести какие-то действия — операции соотнесения элементов друг с другом.
Какие же операции производятся с объектами и их свойствами для того, что­бы установить отношения между ними, отражаемые в суждении? Такими мыс­лительными, производимыми с помощью физических или умственных действий операциями соотнесения являются следующие:
• сравнение, с помощью которого вскрываются отношения сходства или раз­личия;
• анализ — расчленение целостной структуры объекта;
• синтез — воссоединение элементов в целостную структуру;
• абстракция и обобщение — выделение общих признаков объекта, отделе­ние их от единичных, случайных и поверхностных;
• конкретизация — операция, обратная абстрагирующему обобщению, т.е. возврат к осмысливаемому объекту во всей полноте его индивидуальной специфичности.
В связи с тем, что некоторые из этих операций соотнесения можно произво­дить не только с понятиями, но и с объектами и их образами, мышление имеет различные уровни.
Генетически наиболее ранним уровнем является наглядно-действенное мыш­ление. Это такой уровень мышления, при котором отношения вскрываются пу­тем непосредственного манипулирования конкретными предметами. Когда ре­бенок открывает для себя, что один мяч можно привести в движение, толкнув его другим мячом, или когда плотник, приложив одно бревно к другому, начина­ет понимать, что именно мешает им лежать плотно, они пользуются наглядно-действенным мышлением. Таким образом, хотя этот уровень характеризует мышление преимущественно высших животных и детей раннего возраста, он присутствует и в деятельности взрослых людей с их развитым понятийным мышлением.
Следующим уровнем развития мышления является мышление образами, или наглядно-образное мышление. Это тот уровень, на котором человек вскрывает связи и отношения, не физически перемещая предметы, а соотнося друг с дру­гом образы одного и того же предмета или образы различных предметов. Когда человек, для того чтобы понять устройство какой-нибудь машины, разглядыва­ет ее с разных сторон и таким образом сравнивает ее образы, полученные в раз­ных ракурсах, он манипулирует образами восприятия. Когда он для тех же це­лей представляет предмет и мысленно поворачивает его в разных плоскостях, он оперирует образами представления. И в том, и в другом случае образы являют­ся теми «атомами» мысли, из которых формируется ее «молекула» — понятое отношение между ними.
Наивысшим уровнем мышления является мышление, при котором в каче­стве элементов, над которыми производятся перечисленные и иные операции, служат понятия, представленные словом, — понятийное или словесно-логическое мышление.
Итак, мысль представляет собой результат соотнесения предметов, образов или понятий, причем данный результат может непосредственно отразиться в форме суждения, либо в форме понятия, либо в форме суждения, выведенного из последовательного ряда других суждений. Человеческое мышление отлича­ется от мышления животных тем, что все эти операции совершаются посред­ством системы знаков — языка. Использование знаков с соответствующими пра­вилами связи между ними значительно облегчает процесс мышления с его опе­рациями соотнесения. Оперировать символами гораздо легче, чем предметами или даже чувственными образами. Способность к использованию символов в качестве заместителей категорий объектов дает человеку огромные преимуще­ства перед другими животными в приспособлении к окружающему миру.





Внимание! Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт Neznaniya.Net
Другие новости по теме:
Автор: Admin | Добавлено: 24-10-2012, 13:34 | Комментариев (0)
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.